Синдром Мюнхгаузена

Синдром Мюнхгаузена: зачем люди придумывают себе болезни

Синдром Мюнхгаузена

Что такое синдром Мюнхгаузена, чем он опасен, зачем люди выдумывают несуществующие болезни и добровольно ложатся под нож хирурга без показаний к операции.

Что такое синдром Мюнхгаузена

Это пограничное психическое расстройство, при котором пациенты талантливо симулируют тот или иной недуг или (если синдром делегированный) утверждают, что болезнь есть у их близких. Согласно Всемирной организации здравоохранения, люди с синдромом могут специально наносить себе или другим раны или, например, принимать токсичные вещества, чтобы воспроизвести симптомы выбранной болезни.

Такие люди — профессиональные пациенты: если они не получают сочувствия от врача в одной клинике, то отправляются в другую, где требуют от медиков лекарства и, в особо тяжелых случаях, операции. Их называют «госпитальными блохами» или кочующими пациентами.

Синдром впервые описал английский психиатр Ричард Ашер. В середине прошлого века он опубликовал статью в специализированном журнале The Lancet, где подробно рассказывал о пациентах-симулянтах. О случаях, когда больной симулирует болезнь не у себя, а у кого-то другого, заговорили значительно позже — в 70-е годы XX века.

Делегированный синдром Мюнхгаузена впервые диагностировал британский педиатр Рой Медоу. Не случайно именно педиатр заговорил об этом: чаще всего жертвами таких людей становятся их дети. Фактически, это особо извращенная форма насилия: в особо тяжелых случаях детей залечивают до смерти.

В России с синдромом Мюнхгаузена дела обстоят сложнее, чем в Европе и Америке.

Анастасия Макарьева, психолог:

— У российского врача обычно есть около 15 минут, чтобы поговорить с пациентом. За такой короткий срок понять, есть ли у человека синдром Мюнхгаузена — мягко говоря, затруднительно. Чаще всего о пациентах с этим синдромом рассказывают сотрудники скорой помощи. Хотя, конечно, они их так не называют: сам термин не прижился в российской медицине.

Бригады скорой помощи зачастую ездят к одним и тем же бабушкам годами, хотя прекрасно знают, что у пожилых дам ничего не болит. Конечно, врачи могли бы перестать приезжать по заведомо ложному вызову, но вдруг выйдет, как в той сказке про мальчика-пастушка и волков — и очередной бабушке действительно станет плохо?

Синдром Мюнхгаузена как следствие недостатка любви

Анастасия Макарьева:

— Синдром сложно диагностировать: для этого нужно доказать, что человек врет о своих болях. Представьте: к вам приходит пациент, смотрит вам в глаза и утверждает, что ему больно. Но ничего у него, по идее, болеть не должно. Что это: синдром Мюнхгаузена или, скажем, психосоматический симптом?

Психосоматические боли вполне могут быть похожи на синдром Мюнхгаузена, потому что внешне никаких признаков патологии или болезни у пациента нет. Разница тут в позиции самого человека: пациент без синдрома действительно хочет избавиться от боли, а с синдромом — полностью отдает себе отчет в том, что в действительности он здоров.

Люди мечтают получить ласку и любовь. И они находят единственный способ это сделать — «заболеть». Это хорошо иллюстрирует случай британки Венди Скотт.

В 70-е годы Венди перенесла 42 совершенно ненужных полостных операций на животе: теперь ее тело исполосовано шрамами. За 12 лет женщина сменила около 600 больниц.

Если ей отказывали в хирургическом вмешательстве и лечении в одной клинике, она немедленно обращалась в другую.

Венди не только выжила после множества сложных операций, но и сумела признать, что на самом деле симулировала болезни. Она рассказала журналистам, что с детства чувствовала себя счастливой только в больницах: родители почти не занимались девочкой. А вот умерла Венди от вполне реального рака.

Анастасия Макарьева:

— Больные с синдромом Мюнхгаузена знают, что с ними что-то не так. Кстати,  поэтому, кстати, они активно избегают визитов к психиатрам. Ведь тогда они потеряют то сочувствие, которым пользуются. Они готовы на серьезные жертвы и риски ради внимания и жалости публики.

При этом делегированный синдром Мюнхгаузена значительно опаснее, чем индивидуальный (как у Венди). Есть версия, что часть внезапных младенческих смертей связаны с синдромом Мюнхгаузена. Действительно наблюдались случаи, когда симптомы болезни у младенца моментально проходили при его разлучении с матерью.

Джипси Бланчард, жертва своей матери

Мир помнит трагическую историю юной американки Джипси Бланчард и ее матери Ди-Ди.

О них снимали телепередачи, а когда ураган Катрина уничтожил их дом, благотворительная организация Habitat for Humanity построила им новое жилище в Спрингфиле (штат Миссури).

Мать казалась знакомым и соседям настоящей героиней: в документальном фильме «Месть Джипси» о Ди-Ди отзывались как о самоотверженной женщине, посвятившей свою жизнь уходу за смертельно больной дочерью.

Только вот диагноз Джипси не оглашался. Казалось, девочка больна буквально всем на свете: и лейкемией, и мышечной дистрофией, и астмой, и другими болезнями, не поддающимися описанию. Джипси передвигалась только на инвалидном кресле и питалась через трубку в животе.

Однажды на странице Ди-Ди в появилась странная запись: «Эта гадина мертва». Затем появился еще один пост: кто-то утверждал, что изнасиловал «невинную дочку» Ди-Ди. Перепуганные соседи вызвали полицию. В доме нашли убитую Ди-Ди. Джипси нигде не было, при этом несколько ее инвалидных кресел находились дома. Девушку нашли быстро: выяснилось, что она была у своего бойфренда, Ника Годжона.

Джипси оказалась абсолютно здоровым человеком. Мать выдумала все болезни и убеждала докторов делать дочери многочисленные операции (например, девочке удалили слюнные железы).

Джипси, по-видимому, не сразу догадалась, что на самом деле здорова. Она начала понимать, что мать что-то скрывает, когда в 2011 году узнала свою истинную дату рождения. Ди-Ди убеждала ее, что ей пятнадцать.

На самом деле Джипси тогда было уже 19 лет.

Ди-Ди ее запугивала, девушка боялась рассказать правду и обратиться за помощью. В итоге она доверилась Нику Годжону, с которым познакомилась на сайте знакомств для верующих.

Ник утверждал, что у него раздвоение личности и что его «темная сторона» готова была помочь Джипси избавиться от источника всех страданий. В конце концов Джипси предложила Нику убить Ди-Ди. Влюбленные надеялись, что их никогда не найдут.

После ареста Джипси попала в женскую тюрьму: ей дали 10 лет.

Повзрослевшая Джипси во время интервью в 2017 году. 

О том, что у Ди-Ди, возможно, был делегированный синдром Мюнхгаузена, заговорили после ее смерти.

Конечно, точный ее диагноз определить уже нельзя, но Джипси убеждена, что мать подходила под описание «мюнхгаузенов». После освобождения она собирается заняться благотворительностью и помогать людям.

В тюрьме Джипси чувствует себя как в детском лагере: ей не хватало общения со сверстниками, и тюрьма, как это ни странно, стала для нее школой социализации.

По истории Джипси телеканал Hulu выпустил сериал «Притворство». А вот другое киноизображение синдрома Мюнхгаузена — сериал «Острые предметы» — выглядит сомнительно.

Гиперопека и делегированный синдром Мюнхгаузена

Анастасия Макарьева:

— Учитывая те препараты, которыми в «Острых предметах» кормила девочек мама, они должны были умереть гораздо раньше. И, главное, по сюжету, мама старалась не привлекать к «болезням» своих дочерей внимание общественности.

А на самом деле люди с делегированным синдромом Мюнхгаузена делают это не для себя, а для врачей, публики. Кто-то должен посмотреть, как самоотверженная мать бросает под ноги ребенка свою жизнь.

Иначе симуляция болезни у родного человека не имеет никакого смысла.

Синдром Мюнхгаузена может быть связан с нежеланием отпускать от себя ребенка, но гиперопекающие родители чаще используют другую схему.

Например, Анастасия рассказывает, что мать одного из ее клиентов грозилась перерезать себе горло ножом, когда он пытался выйти из дома вечером. Ситуация осложнялась еще и тем, что у матери была диагностирована реальная сердечная недостаточность, и она воспитывала сына в постоянном чувстве вины.

Когда у нее случился рак груди, она уверяла, что это произошло из-за того, что ей пришлось кормить грудью. Когда сын повзрослел, мать начала показательно плохо себя чувствовать: «Мне плохо, вызови скорую, у меня болит сердце».

— Где здесь была грань между симуляцией и реальностью? Может быть, у нее и правда болело сердце. А может быть, она, прекрасно зная о своем диагнозе, приукрашивала действительность.

Заметили, что мы не упомянули ни одного мужчину с синдромом Мюнхгаузена? Согласно исследованию 2016 года, проведенному психиатрами Грегори Йейтсом и Марком Фельдманом, мужчины реже подвержены симулятивному расстройству. Чтобы прийти к этому заключению, Йейтс и Фельдман изучили 455 клинических случаев.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5b6bf335d662c600a9f919b4/5cb03da7fd077400b2e0a082

Что такое синдром Мюнхгаузена и как его распознать

Синдром Мюнхгаузена

С этим синдромом, пусть и опосредованно, через чужие истории, сталкивался, наверное, каждый.

Мама, которая хватается за сердце и вызывает скорую всякий раз, когда её взрослый сын пытается съехать и начать самостоятельную жизнь.

Пенсионер, который ежедневно обходит всех врачей поликлиники в полной уверенности, что болен десятком заболеваний сразу, а медики просто не хотят его лечить.

Молодая девушка, которая отказывается выходить на работу и сидит на шее у родителей, поскольку у неё «всё болит» и она не сможет выдержать 8 часов в офисе.

Все они возможные жертвы психического расстройства с романтичным названием синдром Мюнхгаузена.

Что такое синдром Мюнхгаузена

Медики называют это психическое заболевание симулятивным . То есть таким, при котором человек симулирует симптомы той или иной физической болезни: стенокардии, аллергии, заболеваний желудочно‑кишечного тракта или даже рака. Причём делает это настолько тщательно, что сам начинает верить в то, что болен.

Своё название болезнь получила от имени барона Мюнхгаузена — знаменитого лгуна, чьи фантазии звучали так подробно и правдоподобно (по крайней мере, для него самого), что в них невозможно было не поверить.

Человек, страдающий синдромом Мюнхгаузена, не только лжёт о своём самочувствии. Он может сам причинять себе вред или боль, чтобы его страдания выглядели максимально правдоподобно. Или подделывать анализы, например, добавляя в пробы мочи грязь и посторонние жидкости.

Если же окружающие не ведутся на симуляции и проявляют недоверие, «Мюнхгаузен» искренне обижается, становится скандальным и агрессивным. Он может без конца менять врачей в поисках того, кто наконец‑то поставит ему желаемый диагноз.

Синдром Мюнхгаузена можно спутать с ипохондрией. Но между ними есть важное отличие. Если при ипохондрии человек беспокоится о себе, то при синдроме Мюнхгаузена основная цель — окружающие. Представление проводится во многом для них.

Откуда берётся синдром Мюнхгаузена

Общепринятыми на сегодня считаются три версии.

1. Следствие недостатка внимания и заботы в детстве

Причём критического недостатка. Это расстройство часто развивается на фоне полученной некогда сильной психической травмы. Например, из‑за пережитого в детстве насилия или откровенного пренебрежения потребностями ребёнка.

Такой человек усвоил: остаться без внимания, сочувствия, жалости смерти подобно. Поэтому симулирует болезни, чтобы хоть таким образом выцарапать для себя необходимую порцию заботы и тепла.

К сожалению, если просто окружить «Мюнхгаузена» заботой, это не поможет. Этот синдром представляет собой уже сформировавшееся и устойчивое нарушение психики.

Чаще всего синдромом Мюнхгаузена страдают женщины в возрасте 20–40 лет и неженатые мужчины 30–50 лет.

2. Следствие гиперопеки в детстве

Есть некоторые свидетельства, что к развитию синдрома Мюнхгаузена более склонны люди, которые много болели в детстве или подростковом возрасте.

Став взрослыми, они связывают детские воспоминания с ощущением заботы и поддержки. Поэтому пытаются вернуть то чувство защищённости, притворяясь больными.

3. Симптом других психических расстройств

Это заболевание бывает тесно связано с другими расстройствами личности — тревожным, нарциссическим, антисоциальным (социопатией) — и говорит об общем нездоровье психики.

Как распознать синдром Мюнхгаузена

Поставить данный диагноз — это достаточно сложная задача. Причина в симуляции, лжи и недоговорках, которыми окутывает своё состояние пациент.

Однако некоторые симптомы, позволяющие с высокой вероятностью предположить синдром Мюнхгаузена, всё же существуют :

  1. Противоречивая история болезни. Есть жалобы на симптомы, однако осмотр и анализы не подтверждают наличия какого‑либо физического недомогания.
  2. Человек был пойман на подделке анализов или попытках заболеть: к примеру, было замечено, что он втирает грязь в ранку. Или, положим, принимает лекарства, способные вызвать симптомы того или иного недуга.
  3. Симптомы заболевания чаще всего проявляются, когда за пациентом не наблюдают. Человек может рассказывать об обмороках или судорогах, но они всегда «случились ночью» или «вчера».
  4. Лечение не приводит к результатам и заставляет заподозрить, что пациент попросту не выполняет назначения врача.
  5. Богатая история обращений за помощью. Человек обошёл уже десять врачей в разных клиниках, но нигде ему не помогли.
  6. Обширные медицинские познания: человек сыплет терминами и цитирует описания болезней из медицинских учебников.
  7. Склонность легко соглашаться на любые операции и оздоровительные процедуры.
  8. Стремление попасть на стационарное лечение: «в больнице удобнее, чем дома».
  9. Врач замечает вероятные проблемы с психикой у пациента.

Уже 1–2 симптомов достаточно, чтобы заподозрить синдром Мюнхгаузена. А если их 3 и более, то диагноз становится почти очевидным. Впрочем, каждый случай требует индивидуального подхода и диагностики.

Как помочь человеку с синдромом Мюнхгаузена

Это ещё более сложная задача, чем постановка диагноза. Большинство жертв синдрома Мюнхгаузена отказываются признавать, что у них есть психическая проблема. И, соответственно, не желают участвовать в её решении.

Однако признание проблемы — необходимый шаг. Если его не будет, то эксперты рекомендуют абсолютно всем медикам, у которых наблюдается «Мюнхгаузен», свести контакты с ним к минимуму. Это связано с тем, что отношения между врачом и пациентом должны быть основаны на доверии. Если же доктор не уверен, что человек выполняет его рекомендации, он не может продолжать какое бы то ни было лечение.

На этом этапе важную роль играют члены семьи и друзья «Мюнхгаузена». Их задача — мягко помочь человеку осознать своё состояние и согласиться с тем, что его надо корректировать.

Дальнейшее лечение синдрома Мюнхгаузена заключается в психотерапии. Специалист с помощью различных методик попробует изменить мышление и поведение пациента, чтобы помочь ему избавиться от навязчивых мыслей о болезнях и собственной ненужности.

Источник: https://Lifehacker.ru/sindrom-myunxgauzena/

Делегированный синдром Мюнхаузена

Синдром Мюнхгаузена

Под впечатлением от фильма захотелось разобраться в так называемом “делегированный синдроме Мюнхгаузена». Он представляет собой патологию, при которой родители заставляют симулировать либо намеренно вызывают физические заболевания у своего ребенка. В медицинских изданиях часто можно увидеть такие синонимы этого синдрома, как:

«синдром Мюнхгаузена by proxy»;

синдром Мюнхгаузена по доверенности или от третьего лица.

цель подобного поведения родителей или лиц, их замещающих, — это обращение за медицинской помощью, а также привлечение к своей персоне дополнительного внимания. Со стороны может казаться, что вы имеете дело с чрезмерно заботливым, преданным своему чаду родителем.

Однако его действия приносят гораздо больше вреда здоровью малыша, чем пользы. Более того, такое отношение к ребенку негативным образом отражается на его эмоциональном состоянии.

В подростковом возрасте эта разновидность синдрома Мюнхгаузена у его матери или отца может привести к возникновению депрессии, лишению нормальных детских радостей и изменению отношения к нему со стороны других людей.

В таком случае лечение назначается и больному с делегированным синдромом Мюнхгаузена, и ребенку, так как ненужные госпитализации, неконтролируемый прием медикаментов и эмоциональное воздействие может привести к страшным последствиям. В первую очередь врачи рекомендуют разлучить ребенка с таким родителем.

Далее медицинские специалисты осматривают и беседуют с пострадавшим, выявляют, есть ли место каким-либо заболеваниям, моральным травмам.

Если у малыша отсутствуют жалобы и симптомы различных патологий, то в дальнейшем с ним, как и с больным делегированным синдромом Мюнхгаузена, работу продолжает только психолог.

Наибольшую опасность этот синдром наносит самому человеку, а при разновидности расстройства — в том числе и его ребенку. Поэтому очень важно выявить симптомы в самом начале и не дать больному причинить вред своему здоровью и окружающих его людей.

Страдающие делегированным синдромом по‑разному провоцируют появление болезни у своей жертвы. Воображаемая или вызываемая болезнь может быть любой, но самые частые симптомы — это: кровотечения, припадки, диарея, рвота, отравления, инфекции, удушье, лихорадка и ­аллергии.

Для диагностики ­характерно:

исчезновение симптомов у ребенка, когда рядом нет ­матери;

ее недовольство выводом об отсутствии ­патологии;

очень заботливая мать, которая под надуманными предлогами отказывается оставить своего ребенка хотя бы ­ненадолго.

Искусственные болезни очень плохо поддаются лечению (ведь матери это невыгодно!), поэтому дети-жертвы подвергаются массе ненужных медицинских процедур, некоторые из которых могут быть ­опасны.

«Бароны» могут наносить непоправимый вред здоровью и угрожать жизни ребенка. По данным ряда авторов, жертвы синдрома Мюнхгаузена by proxy были отмечены среди детей с диагнозом синдрома внезапной смерти — до 35 % всех случаев, наблюдавшихся авторами в течение 23 лет. Делегированный синдром Мюнхгаузена очень трудно распознать, поэтому точно определить его распространенность пока не удается.

Вред может наноситься любым способом, который не оставляет улик: затруднение дыхания (рука на рту, пальцы на ноздрях; лечь на младенца; полиэтиленовая пленка на лицо), удержание пищи или лекарств, другие манипуляции с лекарствами (повышение дозы, ввод лекарств, когда это не нужно), умышленная задержка вызова необходимой медицинской ­помощи.

Когда жертва находится на грани гибели (удушье, приступ и т. д.), его мучитель может предпринять действия по спасению, чтобы его восхваляли как доброго героя, который спас пациенту ­жизнь.

«Добрые самаритяне»

Матери, вызывающие у детей болезни, часто страдают от недостатка общения и понимания, нередко несчастливы в браке. Некоторые также страдают от других психических расстройств. Подавляющее большинство (до 90 %) в детстве сами подвергались физическому или психическому ­насилию.

Если врачи обнаруживают искусственную природу болезни ребенка, «мюнхгаузены» отрицают свою вину даже при наличии серьезных доказательств и отказываются от помощи ­психиатра.

Mедсестра или няня с делегированным синдромом Мюнхгаузена может получать внимание и благодарность от родителей за доброту, которую она проявляла во время короткой жизни их ребенка. Однако такая «благодетельница» озабочена только вниманием к себе, и имеет доступ к огромному числу потенциальных ­жертв.

Пациенты с делегированным синдромом Мюнхгаузена осознают, что если у окружающих появляются подозрения, они вряд ли озвучат их, так как боятся ошибки.

Любые обвинения MSBP-личность истолкует как преследование, где она сама стала жертвой клеветы и наветов! Таким образом, ситуация используется как еще более выгодная, чтобы снова оказаться в центре внимания.

Очень важно понимать, что MSBP-личность, как и все больные с расстройствами, направленными на получение внимания, часто внушает доверие своей «правдоподобностью» и ­убедительна.

Источник: https://pikabu.ru/story/delegirovannyiy_sindrom_myunkhauzena_4755932

Синдром Мюнхгаузена

Синдром Мюнхгаузена

Синдром Мюнхгаузена – психическое расстройство пограничного уровня, проявляющееся в упорной симуляции различных заболеваний. Целью симуляции являются не материальные выгоды, а внимание со стороны окружающих. Больные с синдромом Мюнхгаузена лгут врачам, принимают ненужные лекарства, искусственно вызывают рвоту, наносят себе повреждения и т. д.

Диагностика расстройства представляет большие затруднения, поскольку пациенты все время обращаются к разным врачам, скрывают историю болезни и упорно отрицают симуляцию. Лечение синдрома Мюнхгаузена также затруднено, больные обычно категорически отказываются от психиатрической помощи.

Как правило, помощь ограничивается ранним выявлением симуляции, отказом от ненужных процедур и операций.

Синдром Мюнхгаузена – пограничное психическое расстройство, одна из разновидностей истерии. Проявляется упорной симуляцией различных заболеваний. Впервые было описано в 1951 году британским эндокринологом и гематологом Ричардом Ашером.

Свое название синдром Мюнхгаузена получил по имени легендарного барона Мюнхгаузена, известного своей способностью придумывать невероятные истории. Какое-то время название использовалось для обозначения всех симулятивных расстройств, однако в последующем его толкование стало более узким.

Сейчас синдромом Мюнхгаузена называют только крайнюю форму симуляции, при которой имитация болезни становится главным в жизни пациента.

В течение жизни больные обращаются к множеству разных врачей. Зафиксирован случай, когда пациентка с синдромом Мюнхгаузена перенесла около 40 ненужных полостных операций и около 500 раз находилась на стационарном лечении в различных клиниках.

Раньше считалось, что синдром Мюнхгаузена чаще развивается у мужчин, однако в настоящее время психиатры полагают, что чаще болеют женщины. Предположительно, больные с синдромом Мюнхгаузена составляют 0,8-9% от общего количества пациентов, обращающихся за помощью в медицинские учреждения.

Лечение данной патологии осуществляют специалисты в области психиатрии.

Синдром Мюнхгаузена

Причиной развития синдрома Мюнхгаузена является потребность в заботе и внимании, которую больной не может удовлетворить другими способами.

Психиатры считают, что многие пациенты с синдромом Мюнхгаузена выросли в неполных семьях, где один родитель не имел резервов и возможностей для удовлетворения потребностей малыша в ощущении близости и защищенности.

Некоторые больные имели и отца, и мать, но росли в атмосфере холодности, отвержения и невнимания к эмоциональным нуждам ребенка.

Толчком к возникновению синдрома Мюнхгаузена, по мнению специалистов, служит тяжелая болезнь, которую пациенты перенесли в детском возрасте. Когда ребенок заболел, отношение родителей резко изменилось.

Малыш получил недостающее ощущение заботы и защищенности, почувствовал свою нужность и важность для окружающих, оказавшись в центре внимания родителей и медицинского персонала.

Это способствовало формированию патологического паттерна мышления и поведения: «для того, чтобы ощутить заботу, почувствовать себя важным и нужным, нужно заболеть».

Характерными чертами больных с синдромом Мюнхгаузена являются неустойчивая самооценка, эгоцентризм, эмоциональная незрелость, склонность к фантазированию, проблемы с идентичностью и импульсивное поведение. Перечисленные черты не позволяют пациенту с синдромом Мюнхгаузена создавать глубокую устойчивую близость.

Отношения с близкими людьми (членами родительской семьи, партнером, детьми) либо разрушаются, либо не приносят внутреннего удовлетворения.

Изголодавшись по заботе и близости, больные с синдромом Мюнхгаузена начинают использовать альтернативный, «принудительный» путь удовлетворения собственной потребности, симулируя то или иное заболевание.

Еще одной причиной симуляции становится потребность повысить самооценку путем обращения к известным специалистам. Если врачи диагностируют заболевание и начинают лечить пациента с синдромом Мюнхгаузена – это становится поводом для гордости, «меня лечит не кто-нибудь, а лучшие».

Если специалисты признают пациента здоровым – у него появляется повод порицать медиков за недостаток профессионализма, подчеркивать уникальность, сложность диагностики и лечения своего заболевания.

В том и в другом случае больной с синдромом Мюнхгаузена представляет себя героической личностью с тяжелой судьбой и человеком, искушенным в вопросах медицины.

Пациенты с синдромом Мюнхгаузена тщательно изучают специальную медицинскую литературу.

Им хорошо известна симптоматика и особенности течения симулируемого заболевания, поэтому они, в отличие от больных с другими истерическими расстройствами, очень точно воссоздают клиническую картину болезни. Коэффициент интеллекта в норме.

Иногда больные с синдромом Мюнхгаузена имеют хорошее образование, но из-за психологической незрелости, неадаптивного поведения и склонности пребывать в мире фантазий не могут занять достойное социальное положение. Некоторые пациенты бродяжничают.

Больные могут симулировать любое соматическое, реже психическое заболевание.

Выбор заболевания определяется информированностью пациента относительно клинических проявлений того или иного патологического состояния, возможностями симуляции объективных симптомов (например, наличием антикоагулянтов для провокации кровотечения или слабительных для вызывания диареи) и доступностью врачей того или иного профиля.

В исследованиях, посвященных синдрому Мюнхгаузена, превалируют описания симуляции лихорадки неясной этиологии, кровохарканья, рвоты и диареи, однако психиатры отмечают, что в настоящее время из-за увеличения количества специалистов узкого профиля перечень симулируемых заболеваний расширился. Например, если недалеко от больного с синдромом Мюнхгаузена находится кабинет дерматолога – больной может симулировать симптомы кожного заболевания, если пациент может легко попасть на прием к кардиологу – у него появляются симптомы инфаркта миокарда и т. д.

Многие больные с синдромом Мюнхгаузена многократно симулируют неотложные состояния, например, прободение язвы желудка и другие подобные проблемы, требующие срочного хирургического вмешательства.

На теле пациентов с синдромом Мюнхгаузена можно обнаружить большое количество шрамов. У некоторых ампутирован палец либо конечность.

При наличии внешних свидетельств многократных обращений в медицинские учреждения больные скрывают анамнез и стараются не упоминать конкретных врачей, чтобы избежать разоблачения.

Нередко больные с синдромом Мюнхгаузена обращаются к врачу в конце смены или вызывают скорую помощь в ночное время.

Одни пациенты стараются выбирать молодых неопытных специалистов – такое поведение позволяет снизить риск разоблачения (неопытный или уставший врач может не обратить внимания на несоответствия в рассказе больного или неправильно трактовать симптомы, приняв симуляцию за реальную картину болезни).

Другие, напротив, приходят на прием к «светилам медицины», чтобы снискать репутацию больных с невероятно сложным случаем. При возникновении подозрений и те, и другие категорически отрицают симуляцию. Возможны проявления агрессии.

Синдром Мюнхгаузена через представителя или делегированный синдром Мюнхгаузена – разновидность психического расстройства, при котором пациенты симулируют болезнь не у себя, а у другого человека. В качестве представителя обычно выступают дети младшего возраста, реже – старики и инвалиды.

Во всех случаях жертвой становится человек, неспособный рассказать окружающим о действиях пациента. Делегированный синдром Мюнхгаузена чаще наблюдается у матерей.

Реже данным расстройством страдают жены инвалидов, медсестры педиатрических отделений и сиделки, ухаживающие за инвалидами в специализированных учреждениях.

Обычно больные делегированным синдромом Мюнхгаузена симулируют кровотечения, рвоту, диарею, инфекционные заболевания, лихорадку, удушье, аллергию, отравления и синдром внезапной детской смерти.

Для появления соответствующих симптомов пациенты с синдромом Мюнхгаузена используют различные приемы: дают жертве ненужные медикаменты или не дают необходимые, превышают дозу лекарственного препарата, препятствуют дыханию, закрывая рот и нос руками, подушкой или полиэтиленовым пакетом, умышленно медлят с вызовом скорой помощи и т. д.

Подобные действия позволяют больным с делегированным синдромом Мюнхгаузена воссоздать картину тяжелого состояния жертвы, а затем предпринять определенные меры по ее спасению, чтобы выглядеть героем, спасателем и заботливым человеком в глазах окружающих. Многократные насильственные действия негативно влияют на психическое состояние и физическое здоровье детей пациентов с синдромом Мюнхгаузена. Исходом симуляции может стать смерть или хроническое соматическое заболевание.

Из-за образа «самоотверженного спасителя» делегированный синдром Мюнхгаузена долго остается недиагностированным. Окружающие умалчивают о своих подозрениях, поскольку не могут ничего доказать, боятся ошибиться и быть обвиненными в клевете.

Если другой сотрудник или член семьи все же решается озвучить подозрения, пациент с делегированным синдромом Мюнхгаузена истолковывает подобные действия, как злонамеренное преследование, занимает позицию жертвы, соответствующим образом настраивает окружающих и получает дополнительные выгоды, вновь оказавшись в центре внимания.

Постановка диагноза представляет значительные затруднения, поскольку больные хорошо знакомы с симптомами симулируемых заболеваний и чрезвычайно убедительно имитируют различные патологические состояния. Диагноз синдром Мюнхгаузена выставляется по результатам осмотра и данным дополнительных исследований, свидетельствующих об отсутствии соматической патологии.

В процессе диагностики врачам порой приходится обращаться в медицинские учреждения, в которых раньше лечился пациент с синдромом Мюнхгаузена, самостоятельно восстанавливая объективную историю жизни и болезни пациента.

В ряде западных стран даже создают специальные базы с данными таких больных, однако эта мера не всегда бывает эффективной, особенно – при симуляции неотложных состояний.

Пациенты с синдромом Мюнхгаузена обычно категорически отказываются от психиатрического лечения. Исключением становятся острые кризисные состояния, во время которых больной начинает ощущать свою беспомощность и пытается открыто найти поддержку у психолога или психиатра.

Специализированная помощь при синдроме Мюнхгаузена, как правило, ограничивается квалифицированной диагностикой, своевременным исключением соматической патологии, предотвращением ненужных процедур, операций и фармакотерапии.

При делегированном синдроме Мюнхгаузена важнейшей задачей становится изоляция жертвы для сохранения ее физического и психического здоровья.

Источник: https://www.KrasotaiMedicina.ru/diseases/psychiatric/munchausen-syndrome

Залечить до смерти: что такое синдром Мюнхгаузена и распространен ли он в России

Синдром Мюнхгаузена

О необычном и малоизученном психологическом расстройстве — синдроме Мюнхгаузена — снова заговорили после выхода сериала «Острые предметы» [посмотреть можно на сервисе Amediateka]. Его героиня — классический «Мюнхгаузен» — буквально залечивала здоровых детей, придумывая им болезни.

 Проявления синдрома довольно часто отражались в массовой культуре (литературные произведения, кинофильмы), а в реальной жизни известны лишь единичные случаи. Согласно исследованию 1990-го года сотрудников кафедры психиатрии Университета Торонто, люди с синдромом Мюнхгаузена составляют примерно 0,2 – 1,3% всех психически больных.

Исследователи назвали синдром редким, а его опасность недооцененной.

Что это за синдром, распространен ли он в России, как с ним живут люди и что об этом говорят психиатры – в материале «Таких дел».

Что такое синдром Мюнхгаузена?

Впервые о синдроме рассказал британский психиатр Ричард Ашер. В 1951 году в журнале Lancet была опубликована его статья Munchausen’s syndrome. Назвать психическое расстройство именем книжного барона, искусно выдумывавшего небылицы, – идея исследователя.

В своей статье Ашер описал пациентов, имеющих склонность надумывать себе разнообразные болезни и даже специально провоцировать их симптомы.

Они обращались в больницу к врачам общей практики и рассказывали, что больны: в красках расписывали свое самочувствие, имитировали боль, температуру и другие необходимые симптомы. Ни один анализ не подтверждал диагноз.

Тогда пациенты шли во вторую больницу, потом в третью, а потом еще в десяток других, переносили ряд ненужных операций. Они отрицали, что придумали болезни, и переубедить их было невозможно. Ричард Ашер выделил три типа пациентов с синдромом Мюнхгаузена в зависимости от их поведения.

Острый абдоминальный (наиболее распространенный)

«Мюнхгаузены» этого типа проходят через великое множество бесполезных операций и настаивают на новых. Они провоцируют у себя признаки так называемого «острого живота» (тяжелые заболевания брюшной полости. – Прим. ТД). Пациента могут привезти в больницу с подозрением на аппендицит.

Геморрагический

Для данного типа характерны «истерические» кровотечения из разных частей тела, которые угрожают жизни. Больные намеренно ранят себя.

Неврологический

Проявляется в сильных головных болях, параличе, необычной походке, судорожных припадках.

В международной классификации болезней синдром Мюнхгаузена имеет название «симулятивное расстройство» (factitious disorder) и характеризуется как умышленное вызывание или симулирование симптомов, инвалидности физического или психологического характера. В документе описано, что пациенты с расстройством желают именно госпитализации, хирургического вмешательства или обследований.

Других мотиваций, например, избежать тюремного срока или уклониться от службы в армии, у них нет. Чтобы выглядеть максимально правдоподобно, они режут себя, вводят себе инъекции с токсическими веществами. Русскоязычная международная классификация использует и другие определения симулятивного расстройства: синдром госпитальной «блохи», кочующий больной, синдром «завсегдатая больниц».

В исследовании 2016 года американский психиатр Грегори Йейтс и английский Марка Фельдман выявили, что женщины страдают симулятивным расстройством чаще мужчин. Об этой закономерности говорили и сотрудники кафедры психиатрии Университета Торонто в 1990 году. Средний возраст пациентов – 34 года, при этом предельные возрастные отметки были 8 лет и 62 года.

Известные случаи проявления синдрома

Одна из самых резонансных историй о синдроме Мюнхгаузена произошла в Великобритании. Жительница Лондона Венди Скотт, симулируя на протяжении нескольких лет различные заболевания, перенесла 42 абсолютно ненужных операции и 600 госпитализаций.

Женщина настолько мастерски изображала все симптомы своих якобы болезней, что даже опытные врачи верили ей. Скотт удалось излечиться от синдрома, что практически невозможно.

По словам врачей, выздоровлению способствовали два фактора: страх смерти из-за тяжелейших осложнений, которые женщина получила после очередной операции, и кот, к которому она так привязалась, что боялась оставлять его.

Уже будучи здоровой, она рассказала, что в детстве подвергалась насилию, дома на нее никто не обращал внимания. Единственное доброе воспоминание из того времени – госпитализация из-за аппендицита и заботливая медсестра, которая выхаживала ее тогда.

Истории о больных с классическим синдромом Мюнхгаузена не так часто становились широко известными. Зато о такой разновидности расстройства, как делегированный синдром общественность слышала чаще.

Вариант синдрома Мюнхгаузена «by proxy» (делегированный, по доверенности. – Прим. ТД) впервые был озвучен в 1977 году. Это самый опасный вид психического расстройства. В 2000 году о нем подробно рассказала врач отделения педиатрии Kent & Canterbury Hospital Карен Беннет.

Человек с синдром Мюнхгаузена по доверенности придумывает болезни уже не себе, а своему ближайшему родственнику – чаще ребенку или престарелым родителям.

Больные с делегированным синдромом фактически издеваются над своими «пациентами»: закрывают им рот рукой и затыкают ноздри для создания эффекта удушья, удерживают во рту лекарство и пищу насильно, повышают дозы препаратов, вводят ненужные средства.

Все это делается для того, чтобы создать образ мученика, несчастного родителя с больным ребенком на руках, который жертвенно заботится о нем всю свою жизнь. Делегированным «Мюнхгаузенам» нужны похвала и поощрение.

Ди-Ди Бланчард из Миссури с самого рождения дочери Джипси выдумывала ей болезни. Ребенок все детство провел в кабинетах врачей и сдавал множество анализов, которые не подтверждали ни одного заболевания. Но Бланчард была уверена – ее дочь тяжело больна.

Например, женщина утверждала, что из-за мышечной дистрофии Джипси не в состоянии передвигаться самостоятельно, поэтому возила ее на инвалидной коляске.

Все закончилось тем, что измученная лечением от придуманных болезней девушка убила свою мать и получила реальный тюремный срок.

В декабре прошлого года состоялся суд над американкой Кейлин Боуэн-Райт, которая чуть не залечила до смерти своего восьмилетнего сына. Кристофер родился абсолютно здоровым, но его мама так не думала.

За 8 лет мальчик больше 300 раз лежал в больнице, ему сделали 13 операций, трижды он находился на грани смерти из-за инфекции после операции.

Ребенок передвигался в инвалидном кресле, дышал с помощью кислородной маски, питался через зонд, вшитый в пищевод.

Распространен ли синдром в России?

Что касается российской практики по части синдрома Мюнхгаузена, русскоязычных исследований на эту тему практически нет, как нет и точных данных.

«К сожалению, валидной российской статистики по синдрому Мюнхгаузена нет. Есть международная – и та не очень точная, — говорит сотрудник Московского НИИ психиатрии – филиал ФГБУ НМИЦ ПН им. В.П. Сербского и врач – психиатр клиники «Нейроцентр» Павел Алфимов. — Связано это со спецификой пациентов с синдромом, которые достаточно редко попадают в поле зрения психиатров».

Так или иначе, люди с синдромом Мюнхгаузена встречаются, только идут они в первую очередь к хирургам, гастроэнтерологам, к терапевтам, говорит эксперт.

«Проблема в том, что психиатр мало знает о таких случаях. Врачи же общей практики, к которым обращаются «Мюнхгаузены» со своими вымышленными болезнями, специально эту проблему не изучают. Информации не хватает.

Как результат, такие пациенты могут вызвать у врача неконструктивное раздражение, возникает конфликт.

Заканчивается все тем, что люди собирают вещи и идут к другому врачу, а если им предлагают помощь психиатра – обижаются и пишут жалобы», — отмечает Алфимов.

«На данном этапе развития науки проблема трудно разрешима»

Эксперт поясняет, что синдром Мюнхгаузена трудно назвать отдельной болезнью, как, например, сахарный диабет или пневмонию. Это скорее паттерн поведения, набор характерных симптомов.

Найти человека с синдромом в чистом виде без сопутствующей психиатрической патологии, например, расстройства личности или расстройства шизофренического спектра, практически невозможно, говорит Алфимов.

Потому случается так, что, попадая в поле зрения психиатров, «Мюнхгаузены» лечатся под другими диагнозами.

«На данном этапе развития науки проблема трудно разрешима. В любой больнице любой страны такие пациенты обнаруживаются.

В целом этот синдром не является катастрофической проблемой для здравоохранения, но его разновидность – синдром Мюнхгаузена по доверенности – совсем другое дело.

Это криминальная история с применением психологического, физического насилия в отношении несовершеннолетних», — считает Алфимов.

Если по синдрому Мюнхгаузена есть хотя бы международная статистика, то по делегируемому — даже такой нет. «Те пациенты, которые доходят до психиатров, имеют более-менее позитивный прогноз. В противном случае – прогноз плохой как для качества жизни, так и для соматического здоровья человека», — заключает эксперт.

В данном случае, считает врач, принудительно вести человека к специалисту – недопустимо. Скорее всего, для него это станет травмирующим событием. Чтобы помочь, для начала нужно привлекать семью – поддерживать обстановку уважения, выстраивать границы общения, поддерживать, исключить агрессию.

В чем сложность лечения пациентов с синдромом?

Психиатр, психотерапевт, к.м.н., профессор, ведущий тренер Школы частной практики Кирилл Кошкин считает, что дело не в том, что выявить людей с синдромом Мюнхгаузена сложно. Причина в том, что «это никому особенно не нужно».

«Эти люди делают платные операции, проходят много обследований и так далее. В условиях коммерческой медицины попадание таких людей в поле зрения психиатров — большая удача.

А если речь идет о делегированном синдроме Мюнгхаузена, когда, например, родители бессознательно способствуют болезни ребенка, — ситуация еще сложнее.

Судите сами, каково это, признать, что твоя забота о ребенке вредна?» — говорит специалист.

выявить людей с синдромом Мюнхгаузена сложно

По словам Кошкина, в российских клиниках разный подход к методу лечения синдрома.

«Лечение синдрома Мюнгхаузена заключается в объективном исключении патологий. А затем психиатры лечат его как синдром сверхценных образований (психопатологический синдром, при котором человек зацикливается на навязчивых идеях, которые занимают значительную часть в его психике и определяют его поступки. – Прим. ТД).

В моей клинике их относили к ипохондрическому расстройству и лечили в соответствии с протоколом. Психотерапевты могут сфокусировать свои усилия на таких фактах, которые были в жизни пациента: отсутствие заботы, любви и взаимопонимания в семье; гиперопека; депрессивные состояния; одиночество. Что-то из этого генерирует состояние.

И необязательно один фактор», — добавляет психотерапевт.

В любом случае, отмечает Кошкин, лечение начинается с фармакотерапии. Обычно — антидепрессанты, часто с добавлением атипичных нейролептиков, транквилизаторов. «До психологической терапии еще нужно добраться. Человек должен хотя бы в какой-то степени критически оценить свой способ жить. И захотеть жить иначе», — говорит эксперт.

Рассуждая над вопросом – в должной ли мере оценены последствия синдрома Мюнхгаузена в России, Кошкин говорит: «Если человеку возможно помочь, то помощь должна быть оказана».

Источник: https://takiedela.ru/news/2018/10/11/zalechit-do-smerti/

WikiMedikKonsult.Ru
Добавить комментарий