Родители в реанимации: за и против пребывания с детьми

Родители в реанимации: за и против

Родители в реанимации: за и против пребывания с детьми

Родители теперь смогут пребывать круглосуточно вместе с ребенком, который лежит в реанимации или отделении интенсивной терапии.

Соответствующий методический пакет в ближайшие дни получат все детские больницы страны.

Согласно новым нормам, родственники смогут даже приводить в палату животных, правда, по согласованию с медперсоналом. Готовы ли больницы к таким нововведениям, разбирался 74.ru.

Конфликт родителей детей, находящихся в реанимации, и главврачей больниц, которые их туда не пускают вопреки закону, получил федеральный резонанс еще весной. Во время «Прямой линии» с Владимиром Путиным 14 апреля актер Константин Хабенский попросил устранить препятствия для родственников при посещении пациентов в реанимации.

В первую очередь речь шла о больных детях. Затем в марте родственники тяжелобольных пациентов, в том числе взрослых, опубликовали петицию с призывом законодательно принять официальный документ для всех без исключения медучреждений, обеспечивающий беспрепятственный и круглосуточный доступ родителей и других родственников в реанимацию.

На что в июне этого же года Министерство здравоохранения России подготовило памятку для родственников пациентов, находящихся в отделениях реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ). Информационно-методическое письмо направили в регионы с пометкой «для неукоснительного исполнения».

Тем самым минздрав уравнял правила для всех отделении и больниц, которые с разной степенью строгости относились к посещениям родственниками больных.

И вот – новый поворот. Объединение детских анестезиологов и реаниматологов (ОДАР) и благотворительный фонд «Детский паллиатив» разработали методический пакет по организации совместного пребывания ребенка вместе с родителями в ОРИТ.

В соответствии с ним члены семьи имеют право быть рядом с детьми круглосуточно.

Эти рекомендации, согласованные с главным детским анестезиологом-реаниматологом Минздрава Сергеем Степаненко, в ближайшие дни разошлют в отделения детской реанимации всех больниц страны.

– Необходимость повсеместного внедрения практики совместного пребывания ребенка и родителя в реанимации уже не подвергается сомнению. Об этом говорила и министр здравоохранения Вероника Скворцова. Выпущенные документы – это рабочий механизм для реализации этой нормы, – заявила «Известиям» директор БФ «Детский паллиатив» Карина Вартанова.

Разработанный методический пакет содержит рекомендации как для медперсонала, так и родителей, чьи дети попали в реанимацию. В документе, например, говорится о том, что представители семьи могут посещать больницу круглосуточно в зависимости от предпочтений пациента. Об этом праве врачи должны информировать родителей перед началом лечения их детей.

При этом семьи могут назначить своего представителя для налаживания коммуникации между многочисленными членами семьи и сотрудниками больницы. Родители, находящиеся в больнице с детьми, должны соблюдать правила гигиены (до и после посещения палаты мыть руки с мылом) и не должны иметь инфекционных заболеваний.

Выпроводить родителей из больницы могут, если они ведут себя агрессивно и мешают комфорту других пациентов, работе врачей.

Право родителя быть вместе с ребенком, находящимся на лечении в стационаре, в том числе и в отделениях реанимации и интенсивной терапии, прописано в законе «Об основах охраны здоровья граждан в РФ».

Согласно исследованию фонда, большинство медучреждений до сих пор работает по своим внутренним правилам, и если пускают родителей к ребенку, то ненадолго и очень неохотно.

При этом ни в минздраве РФ, ни Росздравнадзоре такую информацию не подтверждают.

На Южном Урале специалисты говорят о трех важных моментах: наличии технических условий для организации такого прибывания – больницы строились, как правило, много лет назад, и конструкция помещений не позволяет размещать там дополнительные спальные места.

Значит, на реконструкцию помещений нужны деньги, которых и так нет «лишних». Второй момент – готовность самих родителей находиться рядом с тяжело больным ребенком. Врачи единодушны, реанимация – место не для слабонервных.

И третье – прибывание родителей не должно создавать помех персоналу для оказания помощи их ребенку.

– Вся наша реанимация открыта для родителей, – говорит главврач Челябинской детской областной клинической больницы (ЧОДКБ) Галина Киреева, – вчера вот отправили Леву Золотухина в Курган.

Он находился у нас 65 дней, и все это время он был в отдельной палате, специально для них оборудованной вместе с мамой, которую сменяли другие родственники.

Тактика следующая: желает родитель ухаживать за своим ребенком в реанимации – пожалуйста, мы открываем дверь на 24 часа в сутки.

Конечно, большинство манипуляций осуществляет медперсонал, но протирать ребенка, разминать ножки-ручки, покормить, если это возможно, мама может, в большей степени пребывание родителей – это психолого-педагогическое воздействие, плюс контроль за действиями персонала. И такое отношение у нас давно, появилось не вчера, не по инструкции.

Но с чем мы столкнулись: родители в своем большинстве находится в реанимации не могут, потому что это очень тяжело.

Огромная психологическая нагрузка – видеть своего ребенка в искусственной коме, на аппарате ИВЛ, с большим количеством приспособлений, мониторов, трубочек и проводов, чтобы вся следящая аппаратура могла записывать все жизненно важные показатели функционирования организма.

Поэтому родители готовы прийти пообщаться минут 15–20 с ребенком, а потом уходят. Единичны случаи, когда родители по своей воле хотят все время быть с ребенком.

Круглосуточное прибывание родителей возможно не только в крупных больницах. Оно было организовано и в Миассе, когда 11-летний Назар Шакирьянов попал в реанимацию после ДТП. Однако это, скорее, исключение, чем правило.

В любом случае, специалисты считают, что в каждом конкретном случае решение нужно принимать индивидуально, исходя из всех данных.

Правда, решиться на такой смелый шаг, как привести в реанимацию животное, специалисты не готовы: санэпидрежим еще никто не отменял.

Источник: https://74.ru/text/health/60001581/

Родителям разрешат находиться в реанимации вместе с ребенком

Родители в реанимации: за и против пребывания с детьми
В детской больнице им. В. Игнатенко пускают родителей в реанимационную палату только на определенное время.

Минздрав готов разрешить родителям находиться рядом со своими детьми в отделениях интенсивной терапии и реанимации.

Для этого в министерстве разработают специальный регламент, так как сейчас эта ситуация никак не регулируется, и в разных больницах ее разрешают на свое усмотрение. Минздрав занялся этим вопросом, получив петицию группы родителей, которым врачи отказали в доступе в реанимацию, передает newsmaker.md

«Родители переживают настоящий ужас»

Петицию написали участники сообщества Ask a mom.

Они попросили министерство здравоохранения изучить местное законодательство, мировую практику и опыт соседних стран и разработать специальный регламент, который позволит родителям находиться рядом со своими детьми, когда те попадают в отделение реанимации или интенсивной терапии. По словам инициатора петиции, консультанта по грудному вскармливанию и психолога Ольги Гутюм, чтобы передать петицию в минздрав, было достаточно 30 подписей, а подписаться под обращением были готовы более 500 матерей.

«Сейчас закон трактуется так, как врачам хочется и можется. Есть отделения, где работают заведующие старой закалки, и в реанимацию просто невозможно прорваться. Родители переживают настоящий ужас. Обычно мамы вспоминают об этом с дрожащими руками и слезами на глазах, а дети годами находятся на учете у невропатолога», — рассказала NM Ольга Гутюм.

По ее словам, в мировой практике давно признано, что разлучение ребенка с родителями во время серьезной болезни — дополнительная травма для детской психики. Это подтверждает и молдавская практика.

После того как Ольга Гутюм объявила о сборе подписей, сотни мам рассказали о том, чем для их детей обернулось нахождение в реанимации без близких: нервными тиками, боязнью темноты, кошмарами, паническими атаками.

Их состояние в реанимации усугублялось тем, что плачущих и беспокойных детей в некоторых отделениях Кишинева привязывают к кровати, чтобы не разошлись швы или не выпал катетер. Без помощи родителей у врачей нет другого выхода, а для маленьких пациентов это большой стресс.

«Конечно, все мамы благодарны врачам за то, что они спасли детей, и медсестрам, которые пытались укачивать плачущих младенцев. Но это не выход, одна медсестра не может качать все отделение», — отметила Ольга Гутюм.

По ее словам, новый регламент должен решить сразу несколько проблем. Четкие правила поведения в реанимации и список санитарных норм позволят родителям получить законный доступ к детям. А реаниматологи будут избавлены от дополнительных трудностей в работе.

«Мы очень хотим, чтобы эта инициатива помогла и врачам. Они смогут сосредоточиться на лечении, а не тратить время на бьющихся в истерике мам и пап, которые проклинают их и доходят до угроз», — считает Ольга Гутюм.

«Нужно просто разработать нормативный акт»

Как рассказала NM одна из авторов петиции, адвокат Елена Гараз, закон «Об охране здоровья» содержит только общие сведения и никак не регулирует вопрос нахождения родителей с детьми в реанимационных отделениях. Согласно п. 5 ст.

51 этого закона, родители или опекуны могут находиться в стационаре вместе с ребенком, если он не старше трех лет. Если ребенок старше трех лет, необходимо «заключение врачей».

Никаких критериев того, в каких случаях они должны разрешить родителям находиться с ребенком, а в каких нет, закон не предлагает.

«Нужно просто разработать нормативный акт на уровне министерства здравоохранения. Такой документ не нужно проводить через парламент», — пояснила Гараз. По ее мнению, в регламенте должно быть четко прописано, в каких случаях можно, а в каких нельзя допускать родителей к ребенку в реанимацию или интенсивную терапию, какие санитарные нормы должны при этом соблюдаться и т.д.

По мнению Елены Гараз, эта инициатива обойдется больницам не слишком дорого. Некоторые медучреждения объясняют отказ родителям находиться рядом с детьми тем, что в палатах недостаточно места. Однако, считает адвокат, можно обойтись и без их капитальной перестройки.

«В развитых странах мира, если в одной палате находятся несколько человек, просто ставят ширмы, и никто друг другу не мешает. У нас в детских отделениях такое пока не практикуется», — рассказала Гараз.

По ее словам, каждый главврач больницы сможет сам решить, каким образом создать условия для пребывания родителей рядом с детьми.

Более серьезная проблема на сегодняшний день, по мнению адвоката, это низкий уровень культуры общения врачей и родителей.

Первые часто предпочитают без лишних объяснений выставлять родителей за дверь, а те, в свою очередь, иногда ведут себя агрессивно.

Сообщество Ask a mom намерено заниматься повышением медицинской грамотности матерей, а также рассказывать им о правилах нахождения в реанимации после принятия минздравом регламента.

«Врачи тоже ничем не защищены»

В муниципальной детской больнице им. В. Игнатенко сейчас пускают родителей в реанимационную палату только на определенное время. Как рассказал NM главврач Александр Холостенко, больница пока не может обеспечить постоянное пребывание родителей рядом с ребенком.

«В каждой палате у нас стоят по три-четыре кровати: мест еще и для мам просто нет. Кроме того, мы должны учитывать личное пространство ребенка, защиту персональных данных и другие нормативные акты», — пояснил Холостенко.

Тем не менее в больнице им. В.Игнатенко ситуация может измениться уже в этом году: в бюджет на 2017 год заложен капитальный ремонт отделения интенсивной терапии.

«Возможно, при ремонте мы предусмотрим решение этой проблемы, и появится место для мам», — сказал Холостенко.

В связи с отсутствием четких правил для таких ситуаций врачи также сталкиваются с рядом проблем. «Мы не против того, чтобы мама смотрела за ребенком. Еще одна пара глаз только в помощь врачу. Но хочется, чтобы это была именно помощь, а не дополнительная необходимость смотреть не только за ребенком, но и за его мамой», — отметил Холостенко.

По его словам, большинство матерей относятся к своей роли ответственно, но бывают и исключения.

«Если мама, скажем так, ведет себя не слишком адекватно — нигде не написано, как мы должны поступить в такой ситуации. С этой точки зрения врачи тоже ничем не защищены», — посетовал врач.

Он также подчеркнул, что регламент должен содержать четкие указания, в каких случаях можно, а в каких нельзя пускать родителей в палату.

А как в других странах

По итогам круглого стола с участием инициативной группы Ask a mom, главврачей детских больниц Кишинева и министра здравоохранения Руксанды Главан, прошедшего 5 мая, было решено создать рабочую группу, которая займется разработкой регламента.

В нее войдут представители минздрава и детских больниц республики, юристы и эксперты международных организаций — Всемирной организации здравоохранения, UNICEF. По оценкам министерства, разработка регламента может занять до трех месяцев.

Если по итогам обсуждений все же понадобится вносить изменения в законодательство, нововведения придется ждать гораздо дольше.

В мировой практике пребывание родители с детьми в палатах интенсивной терапии и реанимации было узаконено относительно недавно. Американская Академия педиатрии приняла документ, позволяющий и поощряющий пребывание в реанимации вместе с детьми их родных, в 2012 году. Родители могут присутствовать даже во время реанимационных процедур.

Итальянский Национальный комитет по биоэтике в 2013 году опубликовал документ, который предусматривает постепенное изменение принципов работы реанимационных отделений. Новые правила предполагают снятие ограничений на присутствие родителей в палатах с детьми.

Румыния официально разрешила взрослым постоянно находиться в отделениях реанимации и интенсивной терапии с детьми младше 14 лет в 2016 году.

Источник: https://point.md/ru/novosti/obschestvo/roditeliam-razreshat-nakhoditsia-v-reanimatsii-vmeste-s-rebenkom

Инструкция: доступ родителей к ребенку в реанимацию — Про Паллиатив

Родители в реанимации: за и против пребывания с детьми

С 1 января 2012 года Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» гарантировал родителям, законным представителям или другим членам семьи право на совместное пребывание с ребенком в стационаре.

Тем не менее вопрос доступа в реанимацию стоит очень остро: врачи ссылаются на инфекции, принесенные родителями из внешней среды, на карантин и отсутствие условий для посетителей.

Юрисконсульт фонда «Вера» Анна Повалихина рассказала, какие действия помогут родителям получить доступ в реанимацию.

Перед посещением реанимации с меня требуют справку об отсутствии заболеваний. Это законно? 

Нет. В 2016 году Минздрав направил в отделения детской реанимации всех больниц страны методическое письмо «О правилах посещения родственниками пациентов в ОРИТ».

В письме перечислены все условия, при выполнении которых родственникам разрешается навещать детей в реанимации, и среди них нет требования предоставлять врачам справки об отсутствии заболеваний или результаты анализов.

У родственников не должно быть признаков острых инфекционных заболеваний (повышенная температура, проявление респираторной инфекции, диареи), но справки об отсутствии заболеваний не требуются.

Перед посещением реанимации ознакомьтесь с Правилами, а лучше напечатайте их, чтобы в случае разногласий показать их медицинским работникам.

А что за правила? Есть ли там какие-либо ограничения? 

Да, например, они касаются внешнего вида посетителей: перед входом в отделение необходимо снять верхнюю одежду, надеть бахилы, халат, маску, шапочку.

Посетитель обязуется соблюдать тишину, не затруднять оказание медицинской помощи другим пациентам, выполнять указания персонала, не прикасаться к медицинским приборам.

В ОРИТ не допускаются посетители в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Мобильный телефон необходимо выключить или перевести в авиарежим.

Врач утверждает, что зайти в реанимацию может только мама ребенка. Что делать? 

Родители имеют равные права и несут равные обязанности в отношении своих детей, а значит, и равную ответственность за их здоровье. Об этом сказано в статьях 61 и 64 Семейного кодекса РФ.

Запрет на доступ в отделение реанимации обоих родителей ограничивает право одного из них находиться с ребенком в медицинской организации.

Если одному из родителей запрещают навещать ребенка в реанимации, он может подать жалобу в прокуратуру.

Могут ли дедушка или бабушка навещать ребенка в стационаре? 

Могут, так же как другие члены семьи или иные законные представители ребенка. Ограничение действует только на детей младше 14 лет – им посещать пациентов в реанимации запрещено.

Навестить ребенка-пациента члены семьи могут с устного согласия его родителей – доверенность или письменное согласие не требуется. Родственник может находиться с ребенком-пациентом в реанимации только в присутствии одного из родителей. В пункте 7 Правил посещения родственниками пациентов в ОРИТ сказано, что одновременно заходить в палату могут не более двух посетителей.

Врач утверждает, что в больнице карантин, и правила внутреннего распорядка запрещают приходить родителям. Что делать? 

Вместе — лучшеРекомендации по организации работы персонала отделений реанимации и интенсивной терапии в обеспечении совместного пребывания детей с родителями

Вас вводят в заблуждение. Карантин, правила общего распорядка, нахождение ребенка в инфекционном отделении – не повод вам отказать. Подобных ограничений не предусмотрено ни законом, ни Правилами посещения.

Вы можете ссылаться на пункт 2 статьи 3 №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»: «Нормы об охране здоровья, содержащиеся в иных нормативных правовых актах субъектов РФ, не должны противоречить нормам настоящего Федерального закона». Это значит, что любые медицинские инструкции, указания и документы, не разрешающие пребывание вместе с ребенком, нарушают федеральное законодательство и не могут применяться.

Врач не против родителей в реанимации, но разрешает приходить в строго отведенные часы. Что делать? 

Родители и иные законные представители ребенка до 18 лет вправе сами решать – находиться ли с ребенком в стационаре постоянно или выбрать режим посещений. Вас могут попросить не приходить в отделение во время обхода пациентов, выйти из палаты на время проведения инвазивных манипуляций (интубация трахеи, катетеризация сосудов, перевязки и т.п.).

Требование приходить в определенные часы незаконно и противоречит пункту 3 статьи 51 №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», которым установлено право на совместное нахождение с ребенком в течение всего периода лечения.

Медперсонал требует деньги за доступ к ребенку в реанимацию. Это законно?

Вместе – можноМатериалы по совместному пребыванию родителей с детьми в ОРИТ

Нет. С вас может взиматься плата только за предоставление спального места и питания, если ваш ребенок старше 4 лет. И только в том случае, если врач решил, что медицинские показания для совместного пребывания родителя с ребенком отсутствуют.

Если в истории болезни врач указал, что ребенок в тяжелом состоянии и ему требуется уход, то это показание для постоянного нахождения родителя с ребенком, и вам обязаны предоставить спальное место и питание. Если врач считает, что показаний нет, родителю могут предложить спальное место и питание на платной основе.

Может ли врач запретить посещать ребенка потому, что в стационаре не созданы для этого условия?

Нет. Врач не имеет права отказать в совместном пребывании с ребенком в стационаре независимо от его возраста из-за того, что нет соответствующих условий.

Что делать, если врачи все-таки не пускают в реанимацию к ребенку? 

Идите к лечащему врачу и требуйте письменный отказ с указанием нормативного документа, на основании которого вас не пускают к ребенку. Перед разговором включите диктофон, предупредив врача о записи. Скажите врачу, что планируете обратиться к главному врачу, направить жалобу в прокуратуру, Росздравнадзор и в Фонд ОМС.

Если лечащий врач отказывает в доступе в реанимацию, идите к главному врачу. Перед встречей распечатайте или напишите от руки в двух экземплярах заявление с просьбой допуска к ребенку (см. форму заявления).

Если врача нет на месте – обращайтесь к его секретарю с просьбой принять заявление и зарегистрировать его в официальном порядке.

Один экземпляр отдайте секретарю, на вашем экземпляре должны поставить входящий номер, дату принятия заявления и подпись принявшего лица.

Если вам снова отказали – составляйте жалобу на имя главного врача (см. форму жалобы), предупредив его об этом. Следующий этап – подача жалобы в официальном порядке с регистрацией у секретаря.

Если жалобу не зарегистрировали, предупредите главврача, что отправите ее по почте заказным письмо с описью вложения (см.

инструкцию по отправке обращений в госорганы), и выполните это обещание после разговора.

Позвоните на горячую линию Минздрава РФ 8 800 200-03-89 и подайте обращение через сайт Росздравнадзора или на горячую линию Росздравнадзора 8 800 550-99-03.

Если после вышеперечисленных действий проблема с допуском в ОРИТ не решена, необходимо обратиться с жалобами в территориальный орган Росздравнадзора, территориальный Фонд ОМС по вашему субъекту и прокуратуру на нарушение права на совместное пребывание с ребенком в стационаре. Также вы можете обратиться к Уполномоченному по правам ребенка по субъекту РФ и пойти на прием к руководителю Департамента/Министерства здравоохранения вашего субъекта РФ.

Фото на обложке: Rawpixel / Unsplash

Источник: https://pro-palliativ.ru/blog/instruktsiya-dostup-rodstvennikov-v-reanimatsiyu-k-rebenku/

«Раньше говорили: ваш ребенок умирает, идите домой… Это был ад»

Родители в реанимации: за и против пребывания с детьми

Человек в отделении интенсивной терапии находится между небом и землей, он абсолютно беспомощен. Весь в проводочках, трубочках и датчиках. Близкие  люди, конечно же, не заменят ему врачей. Но и медики не заменят ребенку маму.

«А ей здесь не место, — говорили раньше врачи. — Помочь она не может ничем. Только мешает. Не положено…»

Кажется, теперь эти горы льда тают. Услышать мам помогли благотворительные фонды, журналисты, социальные сети, актер, создатель и лидер организации помощи детям с онкологическими и другими заболеваниями головного мозга Константин Хабенский, прямо поставивший этот вопрос на «Прямой линии» с президентом Владимиром Путиным. Появилась петиция.

«Требуем от Минздрава обязать больницы не препятствовать посещению близких в реанимации»: «В настоящий момент в России посещение родственников в реанимации в подавляющем большинстве случаев запрещено.

И это несмотря на то, что в статье 55 Семейного кодекса говорится о безоговорочном праве беспрепятственного общения родителей и иных родственников с детьми, а в Федеральном законе № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» ст. 51, п.

3 прописано «право на бесплатное совместное нахождение с ребенком в медицинской организации при оказании ему медицинской помощи в стационарных условиях в течение всего периода лечения независимо от возраста ребенка».

Тем не менее решение о допуске или недопуске родственников в реанимацию до сих пор принимается на уровне главного врача или заведующего отделением, причем в 99% случаев это решение принимается не в пользу родственников и пациентов. В нарушение Федерального закона № 323 на посещения накладывается запрет, и основанием для него служат некие «санитарные нормы», которые тут же исчезают, когда речь идет, например, о платной палате или платной клинике.

…Больной, находящийся в реанимации, как никто другой, нуждается в психологической поддержке близких людей. Есть огромное количество примеров, когда только одно присутствие рядом близкого человека способствовало выздоровлению, придавало силы и являлось несравнимой ни с какими санитарными нормами психологической помощью.

https://www.youtube.com/watch?v=topQIq_weQo

Исходя из защиты прав пациента, ребенка и, в первую очередь, из элементарных гуманистических принципов, мы требуем отменить эту средневековую, жестокую и бессмысленную практику изоляции тяжелобольных от родственников. Во всех цивилизованных странах такой практики нет. Более того, в реанимационных палатах созданы комфортные условия для круглосуточного нахождения там родственников тяжелобольных пациентов.

Мы требуем, чтобы Министерство здравоохранения РФ, а также Уполномоченный по правам ребенка в РФ, использовав опыт развитых стран, направили официальное письмо во все без исключения медицинские учреждения, объясняющее незаконность «разлучения детей с родителями во время госпитализации» (ФЗ № 323, ст. 51. п. 3). Этот документ должен толковаться однозначно (без вариантов) и иметь абсолютный приоритет над всеми местечковыми правилами и запретами».

369 289 граждан поставили подписи под этой петицией.

Лед именно тогда и треснул впервые. В июне 2016 года из Минздрава РФ в регионы пришли информационно-методические письма с пометкой «для неукоснительного исполнения». Минздрав обязал главных врачей больниц не препятствовать допуску родственников в отделения реанимации.

А буквально на днях стало известно, что Объединение детских анестезиологов и реаниматологов совместно с благотворительным фондом «Детский паллиатив» разработали более детальный методический пакет по организации совместного пребывания ребенка вместе с родителями в больничных отделениях реанимации и интенсивной терапии. Пакет одобрен главным детским анестезиологом-реаниматологом Минздрава Сергеем Степаненко. В нем закрепляются права родителей на круглосуточное пребывание в отделении реанимации с больным ребенком.

Более того, теперь, по предварительной договоренности с врачами, можно приводить в палату к больному любимых животных…

Запах мамы

На сайте благотворительного фонда «Детский паллиатив» в разделе «Библиотека» легко найти неоценимую для многих родителей брошюру под названием «Вместе с мамой. Что делать, когда твой ребенок в реанимации? Советы родителям» (.pdf)

Авторы — три женщины, которые, по сути, делятся опытом выживания в условиях, когда ребенок находится между небом и землей.

Например, Юлия Логунова, мама Дениса с врожденным пороком — атрезия пищевода, — рассказывает, как в одной из лучших московских клиник ее практически не пускали в отделение реанимации на протяжении 10 месяцев! Она рассказывает: «Затем мы попали в Германию.

Так вот там у Дениса тоже случались дыхательные приступы, и врачи сбегались, начинали реанимировать, только разница в том, что, когда это происходило, меня не просили выходить, а, наоборот, брали за руку и подводили. То есть я отворачивалась, потому что мне было страшно, а меня брали за руку, подводили к сыну и говорили: «Гладь ручку, гладь ножку».

И это все в процессе реанимации, когда раздувают мешок Амбу (медицинское приспособление, которое используется для искусственной вентиляции легких. — Г.М.). Потом уже, когда они увидели мою реакцию, то объяснили, что, когда идет дыхательный приступ, крайне важно, как можно скорее успокоить пациента. Соответственно, никто лучше, чем мама, успокоить его не сможет…»

В Германии Денис впал в медикаментозную кому. Маму научили определять по пульсу, когда он спит, а когда бодрствует, — просто не двигается, потому что не может. Ей сказали, что именно в это время и нужно с ним разговаривать… Малыш все еще был в коме, когда наступило Рождество. И незнакомые родители, медсестры и врачи подарили ребенку гору новогодних коробок и пакетов с игрушками.

«…Понимаете, мой ребенок в коме, даже мне непонятно, выйдет он из нее или не выйдет, а нам дарят игрушки. Знаете, как это силы дает? Я даже не раскрывала некоторые подарки, чтобы Денис проснулся, и мы вместе распаковали. Это такой стимул! — пишет мама. — Эти 50 суток комы, после четырех хирургических операций Дениса нельзя было брать на руки.

В немецкой реанимации стояла корзина с мягкими игрушками, и твоя обязанность как мамы — выбрать одну из них и носить ее близко к телу, а через три часа эту игрушку ты меняешь на другую, а медсестра первую зверюшку с твоим запахом кладет рядышком с ребенком.

И каждые три часа эту игрушку меняли… Если есть что-то, что наверняка радует вашего ребенка, значит, надо стараться это делать, надо стараться сделать так, чтобы пробудить в нем желание жить…»

Юлия Логунова ничего не пишет о домашних питомцах, но абсолютно точно известно, что во всех европейских клиниках разрешено все, что может придать жизненной энергии тяжелобольному малышу.

Наши врачи-реаниматоры работают на износ, у них огромная нагрузка, не хватает медсестер. В Германии, как пишет Юлия, есть должность консультанта-менеджера, он курирует родителей и рассказывает, что с их ребенком происходит, «эта обязанность не лежит на врачебном персонале, соответственно, родители не отвлекают врачей и медсестер по любому поводу».

Здесь же Ольга Германенко, мама маленькой Алины, рассказывает, как лечили ребенка в реанимации, где вход родителям был воспрещен: «У нее была жуткая тахикардия, пульс 270, во сне — 140—160, и препараты особо не помогали.

Тахикардию долго лечили, и она снизилась, но все равно пульс оставался 200 в бодрствовании и 120—130 во сне, это для ее возраста очень много». Дальше — переезд в другую реанимацию, где была договоренность о совместном пребывании. Первая ночь вместе.

«Я ничего особого не делала, — пишет Ольга. — Алина тогда много спала, полчаса бодрствования — час сна, полчаса бодрствования — два часа сна, она очень уставала. Утром мы проснулись — у Алины больше не было тахикардии, и до сих пор ее нет.

Я не знаю, как это объяснить с научной точки зрения, но я это реально связываю с тем, что она поняла, что мама уже не уйдет…»

Мнение специалистов

завотделением реанимации ФНКЦ детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Рогачева

— Мы никогда не чинили препятствий родителям, которые хотят посещать детей в отделении реанимации.

Но у нас установлены правила: есть часы посещения, есть требование о том, что быть с ребенком может только один из родителей. Они могут потом сменять друг друга, но посещать по-одному.

Мы не впустим человека с алкогольным опьянением. Вот, пожалуй, основное.

менеджер детской программы фонда помощи хосписам «Вера»

— Самая страшная фраза для родителей: «Ваш ребенок умирает, идите домой…» Это ад — они не спят, не едят, не живут… Ребенок уходит из жизни один, в изоляции, их не пускают к нему!

У нас есть подопечный мальчик с онкологией, он лежал в отделении реанимации в одной из тех немногих московских больниц, где родителей пускают. Был на искусственной вентиляции легких. Мама все время была рядом. А потом в отделении объявили карантин, и ребенок остался без нее — сразу остановка сердца…

Понимаете, я лично ничего нового в ситуации сегодняшней не вижу. Ну разослал Минздрав письма еще летом — ничего же не изменилось. Как не пускали, так всё и продолжается. Родителям говорят: «Не положено!» — вот и всё.

А родители так затравлены самой ситуацией, что у них, зачастую, просто нет каких-то конструктивных сил чего-то добиваться. И им страшно. Начнешь требовать, станут к ребенку хуже относиться, малыш как будто в заложниках.

руководитель благотворительного фонда «Детский паллиатив»

— Я смотрю на вещи более оптимистично, потому, что для этого есть реальные поводы. Пусть медленно, но неуклонно мы идем по цивилизованному пути, и главное — с него не отступать. Уже три года, поэтапно, шаг за шагом, мы стараемся, чтобы вопрос совместного пребывания детей и их родителей был решен. Реанимация должна быть открытой.

Это не значит, что она превратится в проходной двор, этого не произойдет. Приказным порядком вообще ничего изменить нельзя, нужно учить людей общаться, адаптировать их к тем условиям, которые есть.

Методический пакет, который сегодня уже принят Минздравом, разработан анестезиологами и реаниматологами, которые, как никто другой, знают, как составить клинические рекомендации. Там все взвешено и реально.

Реанимация — место спасения очень разных категорий больных. Соответственно, предусматривается очень большая вариативность, с учетом всего разнообразия. Что-то может и должно быть по-другому, но правильно.

Методический пакет — это только инструмент, которым могут пользоваться люди в разных условиях, при допуске родителей в отделение реанимации. Но при экстренных случаях, когда ребенок вышел из наркоза после операции, родитель должен быть рядом.

Когда дети на ИВЛ — к ним должен быть неограниченный доступ родителей, это, кстати, и в помощь медперсоналу. Формат можно всегда придумать, если мы хотим что-то сделать.

Если не хотим, то будем говорить, что вот, огромный зал, все рядом, а тут еще и родственники будут толпиться. Но это же легко решается: что стоит сделать ширмочки и поставить складные стульчики?

Есть обычные больницы, не такого большого масштаба, как, к примеру, ФНКЦ имени Дмитрия Рогачёва. Никакой сверхтехники, роскоши, никаких преференций по площадям.

Но есть решение: детям в тяжелом состоянии нужны родные, взрослые, и надо их пускать! Так происходит, например, в Мытищинской городской больнице.

А в клинической детской больнице Татарстана есть гостевой дом для тех родителей, которые живут далеко от Казани.

Все родители имеют магнитные ключи, то есть они могут в любой момент прийти к ребенку. И что вы думаете, там проходной двор? Нет, все тихо и спокойно, они приходят, видят, что все нормально, уходят, чтобы снова прийти. А если бы их не пускали, так они висели бы на заборах круглосуточно

Важно знать, что возможность взять ребенка за руку есть в любой момент.

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2016/12/02/70764-ranshe-govorili-vash-rebenok-umiraet-idite-domoy-eto-byl-ad

Права родителей больного ребенка – наш опыт в больнице и выкладки из закона

Родители в реанимации: за и против пребывания с детьми

01.02.2015 Олег Лажечников 30

Как и обещал, выкладываю наш скромный опыт по борьбе с системой по отстаиванию своих прав. Много тут писать не буду, так как немного и недолго пришлось что-то делать, тем не менее, возможно эта информация окажется кому-то полезной в будущем. Мы сами первый раз столкнулись со всем, и пришлось изучать все с нуля.

Наш сын лежал в Морозовской больнице в Москве в реанимации и стационаре (суммарно две госпитализации), поэтому, что и как происходит в других местах, знать не могу. В регионах, боюсь, совсем плохо дело и с условиями, и с правами. Не факт, что описанное нами тут, сработает где-то еще.

Сами понимаете, права правами, но когда твой ребенок лежит беспомощный в больнице, как-то не до адвокатов и судов, и будешь бояться испортить отношения с медперсоналом лишними скандалами.

По идее подобными вещами, если они приняли серьезный оборот, лучше заниматься после выздоровления, а не в тот момент, когда ты все свои моральные и физические силы отдаешь на выздоровление.

Так же стоит учесть, что медики не враги, они точно так же заложники системы, и они подчиняются тем, кто сверху, и условия в больницах зависят совершенно не от них. А также некоторые из них просто банально не знают, что у родителей вообще есть какие-то права. Хотя люди разные бывают, и медики тоже.

Через глав врача

Прежде всего хотел попросить всех быть вежливыми, насколько это возможно, грубость она ни к чему. Самый действенный способ все решать не с младшим медперсоналом, от которого ничего не зависит, а с главным врачом, его заместителем, или заведующим отделением.

В нашем случае, проще всего было именно с заместителем главврача. Первый раз мы пришли туда с заявлением составленным юристом, где было четко все написано со всеми ссылками на законы. И то ли это повлияло, то ли заместитель хорошо знает все права родителей и без этого, но вопросы стали так или иначе решаться.

И с историей болезни и анализами дали ознакомиться, и сделали копии всего, что нам нужно, и предложили привести своего врача, и сына в реанимации разрешили посещать.

Хотя врачи на месте с пеной у рта доказывали, что история болезни — это военная тайна, и мне дураку без медицинского образования ее смотреть не нужно, а в реанимации так мы вообще себя последним гавном (извините за выражение) почувствовали.

Мои советы такие:

— Изучаете законодательство по нужным вопросам.
— Берете консультацию у юриста, если самим сложно все понять, и составляете заявление (для примера наше заявление).— Идете к заведующей отделением, заместителю главного врача или главному врачу с диктофоном и письменным заявлением, и там решаете свои вопросы.

— Если все получилось, то рекомендую взять телефон (мобильный или городской) у этого человека, чтобы потом в случае чего, быстренько позвонить.

Именно знание своих прав, официальные бумажки и твердое решение довести дело до конца, могут вам помочь. Только учтите, что больше, чем есть в законе требовать вы не можете, как бы вам этого не хотелось. Для этого существуют другой метод — изменить систему.

Кто-то судится, чтобы были прецеденты, кто-то пишет коллективные письма на democrator.ru, кто-то развивает какую-либо кипучую деятельность. В любом случае, если вы не согласны с законом, то его только менять.

И еще раз, не медики, с которыми вы будете иметь дело, писали эти законы, претензии не к ним.

Закон

Права родителей больных детей освещены в федеральном законе «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Его и нужно будет изучить, если возникли какие-то проблемы.

Новая редакция закона
Старая редакция закона

Ссылку на старую редакцию закона я привел не просто так. Дело в том, что была очень хорошая статья на Rusmedserv (правильный медицинский форум), которую потом перепостили все, кто только мог.

В этой статье были рассмотрены основные права родителей и прокомментированы очень понятным языком. И плохо только то, что отсылка идет на статьи старого закона, которые изменились, или которых вообще уже нет. Тем не менее, почитать эту статью стоит.

Так же еще вот хорошая статья на тему прав родителей.

Хочу обратить внимание, что закон не идеален и в нем есть спорные моменты, противоречащие действующему законодательству с точки зрения логики, или просто не совсем ясные.

Дело в том, что некоторые пункты в законе регулируются не самим законом, а отданы на усмотрение администрациям больниц.

То есть существуют еще внутренние распоряжения и указы, которые мы с вами не можем вот так сходу узнать.

Я пробежался по закону и выписал номера статей, которые могут пригодиться.

Право родителей быть вместе с ребенком в реанимации

Чтобы не говорил юрист, с которым мы общались, права на пребывания в реанимации у родителей в России, к сожалению, нет.

То есть в конституции, в самом законе об охране здоровья граждан, обозначено совместное пребывание родителя с ребенком, но реанимация, насколько я понял, приравнивается к операционной, а находиться там посторонним нельзя.

То есть это тот самый пункт в законе, который регулирует сама больница, и она решает, кто может быть в реанимации, а кто нет. И если где-то кого-то пускают, то это всего лишь инициатива лечащего врача, который просто по-человечески входит в положение родителей, зная при этом, что если вдруг что, то у него будут проблемы с начальством.

И как нам сказал заместитель главного врача, мол, я могу подписать вам сейчас заявление, но в реанимацию мы вас все равно не пустим, можете судиться с нами сколько хотите, мы всегда найдем, что ответить вашим юристам. К слову, посещать несколько раз в день нам таки разрешили, но длительность посещений небольшая.

Потом я почитал разные истории мам, и понял, что у нас везде так, и чтобы это изменить, нужно менять законы.

Как я понял, если начинать судиться при текущем законе, то скорее всего это будет проигрыш, потому что реанимации — зона с особыми санитарными условиями, и очень легко придраться к тому, что у тебя и одежда нестерильная, и справку о состоянии здоровья ты не принес.

Вот наше заявление на право пребывание с ребенком в реанимации, составленное юристом. Если кто-то захочет пободаться, можете использовать, у нас сил не хватило, и до суда доводить не захотелось… А вот данная проблема на democrator.ru, только, к сожалению, там тоже глухо пока все.

Другими словами, пребывать с ребенком совместно в реанимации нельзя, но посещать его могут разрешить.

Право родителей быть вместе с больным ребенком в стационаре

Статья 51 часть 3, а так же статья 80 часть 3, пункт 4.
Право быть вместе с ребенком (до 18 лет) в стационаре является безусловным.

Лицом, находящимся с ребенком, может быть любой родственник — мама, папа, бабушка, дедушка, брат, сестра и или другой законный представитель.

Спальное место в стационаре и питание этому лицу предоставляется бесплатно, если ребенку меньше 4-х лет, а, если старше, то в зависимости от медицинских показаний. Есть, правда и такой нюанс, представителя могут заставить сдать какие-нибудь анализы.

Право родителей на информацию

Статья 19 часть 5 пункт 5, статья 22, статья 70 часть 2.
Имеете право знать полную информацию о состоянии своего ребенка со всеми диагнозами и анализами, причем на доступном для вас языке. Забавно, но и о наших правах врач тоже должен рассказывать.

Право родителей на знакомство с документами

Статья 22 часть 4 и часть 5.
Имеете право знакомиться с оригиналами истории болезни и анализами, а также по письменному заявлению получить копии этих документов.

Право родителей на информированное согласие

Статья 20.
Врач должен получить ваше согласие при проведении медицинских вмешательств, причем он должен рассказать не только о плюсах, но и о всех побочных эффектах, связанных с этим вмешательством.

Право родителей на отказ от медицинского вмешательства

Статья 19 часть 5 пункт 8, статья 20.

Право родителей на выбор врача

Статья 19 часть 5 пункт 1, статья 21.
Не совсем понимаю, как это право может быть реализовано в стационаре, но вот то, что можно пригласить своего врача не из больницы для осмотра пациента и консультации, это точно, нам предлагали неоднократно.

Право на допуск священника к больному

Статья 19 часть 5 пункт 11.

P.S. Я не юрист и в чем-то могу ошибаться, если сможете, поправьте.
P.S.S. Хотелось бы, чтобы статья хоть немного помогла другим родителям отстаивать свои права. Поэтому прошу перепоста и лайков.

Как мы экономим на добавках и витаминах

Витамины, пробиотики, муку без глютена, косметику, спортивное питание, мы заказываем на iHerb.com (по ссылке скидка 5$). Доставка в Москву всего 1-2 недели. Многое дешевле в несколько раз, нежели брать в российском магазине.

Получить скидку 5$ →

Источник: http://egor.life-trip.ru/prava-roditelej-bolnogo-rebenka/

WikiMedikKonsult.Ru
Добавить комментарий