Опасен ли отказ родителей от лечения детей в больнице

Ювенальная медицина: принят новый закон. Больных детей будут лечить насильно

Опасен ли отказ родителей от лечения детей в больнице

Это поправки в Кодекс Административного судопроизводства №223 «О внесении изменений в Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации» были приняты 28 июня и уже подписаны президентом России. 

В нем говорится о том, что поправки «направлены на защиту несовершеннолетних и лиц, признанных в установленном порядке недееспособными, в случае отказа их законных представителей от медицинского вмешательства, необходимого для спасения жизни».

Теперь медики, незамедлительно известив органы опеки, могут направлять в суд свои иски в случае, когда видят опасность жизни и здоровью ребенка, а родители при этом бездействуют. 

Вызывает опасения не сам закон, который по сути имеет право на существование. Вызывает обоснованные опасения то, как его будут применять недалекие и субъективные врачи и сотрудники опеки. Почему обоснованные? Потому что уже сегодня есть много сигналов о том, как еще до принятия закона порой ведут себя врачи и другие представители “детозащиты”.

Маргарита, мать 4-летнего Демьяна, Санкт-Петербург, рассказывает: 

“У сына случился приступ хронического заболевания. Я знаю, как его снимать, потому что это не первый раз. Все препараты у меня на готове. Но на всякий случай, для подстраховки, я вызвала “Скорую”. Когда “Скорая” приехала, приступ уже прошел, и уставший сын уже заснул.

Врач пришла, я все рассказала и попросила его не будить, чтобы он отдохнул. Врач стала настаивать, чтобы его разбудить и увезти в больницу. Я не соглашалась. Тогда она сказала:”Я вызываю полицию и органы опеки, ребенка отбираем”. Мне стоило большого труда убедить ее это не делать. Как быть дальше, не знаю.

Неужели теперь нельзя вызывать “Скорую”?

Какие случаи могут подпадать под действие нового закона? Что именно врачи, прошедшие особое инструктирование, будут считать “угрозой жизни”? 

Например, у ребенка высокая температура, а родители ему не вызвали врача, потому что знают, что он вчера промочил ночи, простудился, и знают, как это лечить? 

Недовес ребенка или перевес? Может, нарушают его права и не докармливают или перекармливают?

Или родители сами лечат ребенка, потому что знают, что ему помогает, а что нет и не посещают с ним врача при наличии у ребенка некого заболевания? 

Или родители, понимая состояние ребенка, отказываются от госпитализации ребенка, когда врач предлагает поехать в больницу? 

Или родители лечат по-своему, отказываясь от схемы лечения, предложенной врачом, потому что хотят оградить ребенка от сильных побочных последствий?  

Или родители лечат ребенка гомеопатией либо по старинке в рамках медицины, не соответствующей проплаченным стандартам фармкомпаниями схемам Минздрава, но опробованной веками? 

Сколько уже сейчас известно случаев, которые даже трудно назвать перегибами, когда отказ родителей от прививок, часто обоснованный, рассматривается как угроза жизни ребенка, хотя все знают, что профилактические прививки – добровольное дело родителей.

Вот только три примера того, как представители как опеки, так и медицины, не имея даже малейшего желания общаться с родителями по-доброму, по-человечески, конструктивно, предпочитают гестаповские методы:

Младенца из-за прививок изъяли с применением электрошокера

Детей отобрали за чесотку

Ребенка отобрали за то, что он толстый

Эти три случая, а их множество, демонстрируют широту трактовки, что врачи могут считать “опасностью для жизни”. 

Безусловно, не стоит впадать в катакомбное мышление и надо признать, что бывают случаи, когда мнение врача принципиально важно, и родители действительно могут не распознать серьезное заболевание, ведь важно не упустить критическое состояние ребенка. Я лично знаю случай, как мать-натуропатка лечила своего месячного малыша “травками” до тех пор, пока он не умер. К врачу она не обращалась, а у ребенка оказалась пневмония в тяжелой форме. 

Но таких случаев крайне мало, это микропроценты, не влияющие в целом на ситуацию. Детей в авариях и на дорогах гибнет несравнимо больше, однако никто не запрещает езду

Но закон по-прежнему не предлагает критериев, что можно считать опасностью для жизни. 

«Если сейчас мать, считающая, что разбирается в медицине лучше врачей, может два месяца лечить пневмонию с дыхательной недостаточностью у своего ребенка заячьим пометом, то теперь у нее в течении суток дитя изымут и спасут”, – так объясняет суть закона на сайте “Милосердие” иеромонах Феодорит (Сеньчуков), врач-реаниматолог.

И вот самое главное. По новому закону иски врачей в таких случаях суд будет рассматривать в ускоренном порядке – в срок от 1 до 5 дней: ребенок будет признан нуждающимся в защите государства, родителей экстренно ограничат в правах, накажут по 5.35 КоАП и далее по списку. 

Ведь каждому понятно, что за 1-5 дней никто из родителей не успеет собрать доказательства даже в тех случаях, когда лечение и наблюдение ребенка проводилось родителями надлежащим образом. А презумпция невиновности родителей автоматически данным законом отменяется. Ну естественно – в целях защиты прав ребенка.

Можно ожидать, что после принятия закона последуют внутриведомственные инструкции для медперсонала, персонала школ и детсадов.

Однако очевидно, что по-прежнему продолжится игра “втёмную”:  родители так и не узнают, в каких случаях их ребенка неожиданно могут признать “нуждающим в помощи государства” из-за состояния здоровья их ребенка, а когда нет, все – на усмотрение врача, учителя, опеки, суда.

Становится еще актуальнее вопрос Насти Терновской, мамы, у которой по подозрению угрозы жизни и здоровью изъяли 5-летнего сына: “Скажите, где написано, прямо по пунктам, что я должна делать, чтобы считаться хорошей матерью? Покажите! Есть такой список? Почему мне вдруг говорят, что я – плохая мать, что я что-то не выполняю, и я теперь должна доказывать обратное?”

В связи с принятием данного закона также хочется напомнить, о том, что не был случаен последний Съезд уполномоченных по правам детей РФ. Он был посвящен именно защите прав несовершеннолетних пациентов. 

Одним из докладов на Съезде был доклад Лазуренко Светланы Борисовны, заведующей лабораторией специальной психологии и коррекционного обучения ФАГУ “Научный центр здоровья детей” Минздрава РФ. 

Ее доклад назывался “Права ребёнка и исполнение родителями своих обязанностей: проблемы и пути решения”.“Мы, конечно, не можем вмешиваться в семью”, – говорит Лазаренко. – “Но только до тех пор, пока не нарушены права ребенка.” Лазаренко изначально ставит под сомнение общую компетентность родителей выполнять свои родительские обязанности в полной мере в соответствии с потребностями ребенка, не нанося вреда его физическому и психическому развитию. То, как и какими способами родители лечат ребенка, насколько прислушиваются к рекомендациям врачей и даже то, каким образом родители требуют педагогических результатов от ребенка в школе, – все такие ситуации Лазаренко относит к области возможного нарушения прав ребенка. Для упрощения взаимодействия медиков и опеки Лазаренко предлагает увеличить полномочия медиков, воспитателей и учителей – доносительствовать на семьи, наладить более тесное межведомственное взаимодействия между опекой и врачами. “Нужно было бы увеличить полномочия специалистов профильных организаций, я имею в виду учреждения здравоохранения, образования и упростить механизм их обращения в компетентные органы для того, чтобы как можно быстрее отреагировать на происходящее в семье неблагополучие.” Несмотря на то, что Лазаренко упоминает, что критических случаев единицы, она предлагает создать отдельный ресурс, портал, чтобы каждый гражданин имел возможность доносить на родителей в опеку через Интернет. Принятие закона подтверждает то, что все остальные предложения Лазаренко вполне осуществимы в самом ближайшем будущем. Полностью текст доклада Лазаренко о нарушении родителями прав ребенка при его заболевании и о невыполнении ими родительских обязанностей можно прочитать по активной ссылке.

Короткая ссылка на новость: https://ivan4.ru/~OKCCc

Источник: https://ivan4.ru/news/semeynye_tsennosti/bolnykh_detey_budut_lechit_nasilno/

Можно ли заставить родителей лечить больных детей? – Официальный сайт Уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге

Опасен ли отказ родителей от лечения детей в больнице

Что важнее: право ребенка на жизнь или право родителей на выбор метода лечения своих детей? Является ли отказ лечить ребенка умышленным преступлением против его жизни и здоровья? Как поступать врачам, если родители не хотят помочь малышу, оказавшемуся на грани жизни и смерти? Какие меры воздействия к ним можно применить? Ответы на эти вопросы искали в приемной Уполномоченного по правам ребенка представители Комитетов по здравоохранению и социальной политике, Прокуратуры, врачи и сотрудники органов опеки. Поводом для рабочей встречи стало обращение к Уполномоченному сотрудников Центра СПИД.

Имя и фамилия ребенка, о котором шла речь на совещании, не оглашалась: эта информация осталась под покровом тайны усыновления и медицинской тайны, которую обязаны соблюдать врачи. Было озвучено лишь, что это – девочка. Назовем её Кристиной Соловьевой.*

Кристина родилась с диагнозом «ВИЧ». Мать от неё отказалась, и малышка попала в дом ребенка. Когда Соловьевы забирали Кристину в свою семью, их известили, что девочка нуждается в особом внимании и должна оставаться всю жизнь под наблюдением врача.

Заболевание малышки супругов не пугало: они воспитывали несколько приемных детей с разными диагнозами. За семьей Соловьевых сотрудники органа опеки наблюдали много лет, и никаких претензий к ним никогда не возникало.

Проблема «всплыла» только недавно, когда в опеку обратились сотрудники Центра СПИД.

Соловьевы окружали своих детей любовью и вниманием, заботились об их здоровье. Правда, лечить традиционными методами своих детей они отказывались, считая, что от современных лекарств больше вреда, чем пользы. Исключения не делали даже для Кристины.

Но ведь ВИЧ – это не простуда, которая, с лекарствами или без, сама проходит через несколько дней. Если не назначить своевременно адекватное лечение, человек может погибнуть от СПИДа – запущенной стадии ВИЧ.

Единственный эффективный и признанный во всем мире метод лечения этого заболевания – высокоактивная антиретровирусная терапия, которую нужно проводить в течение всей жизни пациента.

Когда Кристина «уходила» в семью, лечение ей не требовалось: показатели иммунного статуса и вирусной нагрузки были в норме.

Два года назад результаты анализов стали ухудшаться, и врачи Центра СПИД заговорили о необходимости назначения курса антиретровирусной терапии. Соловьевы отказывались от лечения, боясь последствия и осложнений.

«Кристина прекрасно выглядит и ничем не болеет», – объясняли они специалистам свою позицию.

Весной этого года ситуация стала критической, и врачи забили тревогу: «При этом заболевании дети могут долгое время хорошо выглядеть, но потом «сгореть» за несколько дней.

Нужно приступить к лечению немедленно, иначе мы потеряем ребенка», – предупредили они родителей Кристины.

При этом врачи Центра не настаивали, чтобы Кристина проходила лечение именно у них: родители имеют законное право выбирать место и метод лечения своего ребенка.

После этого Соловьевы напрочь отказывались идти на контакт с врачами Центра. Они нашли клинику в Германии, где лечат ВИЧ нетоксичными методами, и повезли Кристину туда.

О том, что девочка прошла альтернативное лечение, специалисты Центра СПИД узнали после запроса в орган опеки.

Изучив представленную Соловьевыми выписку из медкарты, врачи пришли к выводу, что все лечение Кристины у германского доктора сводилось к приему БАДов, а контрольные анализы так и не были проведены. Это означало, что жизнь девочки по-прежнему находилась в опасности.

«Мы сделали уже все, что могли: работали с родителями, просили о помощи орган опеки и прокуратуру. Наше обращение к Уполномоченному – это просто сигнал SOS, – рассказала завотделом медицинской и социальной психологии Центра «СПИД» Ольга Кольцова.

С марта мы не имели возможности обследовать девочку. Состояние её здоровья в настоящее время не известно, мы даже не уверены, что она жива, поскольку весной показатели крови были очень плохими.

Понимая, что ребенок гибнет, не можем пустить ситуацию на самотек, но как спасти его мы не знаем».

«В данной ситуации Центр СПИД имеет полное право подавать на родителей в суд», – высказала своё мнение начальник отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних городской Прокуратуры Ольга Качанова.

С ней согласилась начальник отдела по организации медицинской помощи матерям и детям Комитета по здравоохранению Светлана Рычкова: «Когда родители пишут отказ от переливания крови умирающему ребенку, врачи обращаются в суд и в срочном порядке получают разрешение на эту медицинскую процедуру без согласия родителей. Здесь нужно действовать также: подавать в суд, доказывать, что жизнь девочки находится в опасности, ограничивать в правах родителей и принудительно госпитализировать. Нужно принимать решение. Время уговоров закончилось, пора действовать!».

Ситуации, когда родители сознательно лишают своих детей медицинской помощи, происходят регулярно. Кроме того, дети старше 15 лет, имеют право сами решать вопросы своего здоровья, и, бывает, тоже отказываются от лечения.

Обычно в подобных случаях специалисты Центра СПИД проводят консультации, убеждают и уговаривают пациентов, подключают врачей районных поликлиник, органы опеки, социальную защиту. Но положительный результат есть не всегда.

В Петербурге ежегодно 6-7 женщин отказываются проходить химиопрофилактику в период беременности и родов. В результате рождаются ВИЧ-инфицированные дети. В настоящее время по одному из таких дел Центр СПИД готовит заявление в суд о признании матери, отказавшейся от профилактики, виновной в умышленном причинении вреда здоровью ребенка.

«Возможно, надо внести изменения в законодательство и обязать родителей, чьи дети страдают социально значимыми заболеваниями, регулярно проводить обследования ребенка?» – высказала предложение Светлана Агапитова. Оно вызвало поддержку экспертов.

Но между тем все признали, что изменения в законы – путь тернистый и долгий, а Кристина столько ждать не может. Если Соловьевы не хотят обследовать и лечить дочку, то сделать это можно только по решению суда. Юристы Центра будут готовиться к процессу.

Теперь маме и папе Кристины грозит обвинение в недобросовестном выполнении своих обязанностей, оставлении ребенка в опасности, ограничение родительских прав, и, возможно, даже разусыновление.

«Конечно, не хотелось бы доводить до крайности, – отметила Уполномоченный по правам ребенка. – Возможно, родителей все же удастся убедить». Специалист органа опеки, у которой сохранились хорошие отношения с семьей, обещала еще раз поговорить с родителями Кристины и объяснить им всю серьезность ситуации.

В ходе обсуждения специалисты выработали алгоритм действий, если ситуация, как в случае с семьей Соловьевых, будет повторяться Теперь врачи Центра СПИД в случае отказа родителей от лечения будут безотлагательно сообщать об этом в районные поликлиники и органы опеки. Если субъектам профилактики не удастся найти общий язык с родителями, то, не тратя драгоценное время, Центр будет готовить исковые заявления о принудительном обследовании.

***

После рабочего совещания специалист органа опеки поговорила с родителями Кристины. Те заверили, что дочка жива-здорова и прекрасно себя чувствует. Отец девочки обещал предоставить все необходимые справки, чтобы убедить в этом врачей.

Но специалисты Центра СПИД не спешат отказываться от своих планов выходить в суд. Во-первых, обещать – не значит выполнить. А, во-вторых, даже если произошло чудо, и анализы Кристины сейчас соответствуют норме, ей требуется постоянное наблюдение врачей.

Соловьевы могут в любой момент снова исчезнуть, и что тогда? Юристы Центра постараются через суд обязать родителей Кристины регулярно предоставлять результаты обследований ребенка, а Уполномоченный имеет намерения помочь им в этом, потому что нет ничего дороже жизни и здоровья ребенка.

*Имя и фамилия изменены.

Источник: http://www.spbdeti.org/id5166

4 ситуации, когда нельзя отказываться от госпитализации ребенка

Опасен ли отказ родителей от лечения детей в больнице

Вы вызвали ребенку «Скорую помощь», врачи считают, что его нужно отвезти в больницу. Узнайте, в каких случаях отказываться от медицинской помощи в стационаре крайне опасно.

Почти каждый родитель сталкивался с ситуацией, когда состояние ребенка требовало немедленной медицинской помощи.

Бригада врачей, которая приезжает по вызову, может настоятельно рекомендовать отвезти ребенка в больницу, но родители частенько сомневаются, стоит ли соглашаться с медиками или подписать отказ от госпитализации, рассчитывая на то, что справятся самостоятельно.

В каких случаях подобный отказ может угрожать здоровью и жизни ребенка?

Комментирует Фатима Феликсовна Тхакумашева, педиатр семейной клиники «Мама папа я»

Есть две категории родителей, с которыми врачам работать особенно тяжело. К первой можно отнести тех, которые по любому чиху или легкому недомоганию настаивают на госпитализации детей в больницу, даже если врачи не находят серьезных патологий или болезней.

Другая категория родителей – это те, которые даже при тяжелых и угрожающих жизни детей состояниях настаивают на отказе от госпитализации, не осознавая всей меры ответственности и серьезности ситуации.

Принимая решение отказаться от госпитализации, каждый родитель должен четко понимать, какие угрожающие жизни ребенка последствия могут наступить из-за его отказа.

Чтобы быть объективными, необходимо знать, когда показания к госпитализации расширяются или сужаются. Именно такой подход позволяет врачу «Скорой помощи» принять правильное решение.

Не рекомендуется писать отказ при следующих отягчающих состояниях:

1. При высокой температуре. Температура тела 39 – 40 градусов — пиретическая, то есть аномально высокая для ребенка. Она может быть вызвана разными факторами: вирусной болезнью, инфекцией, аллергическими реакциями, например, отеком Квинке, солнечным ударом, отравлением.

В некоторых случаях температура трудно сбивается, жаропонижающие препараты не действуют или действуют слабо.

В этом случае очень рискованно пытаться самостоятельно устранить симптомы,

поскольку такая температура тела вызывает в детском организме необратимые последствия.

Она может привести к осложнениям со стороны сердечно-сосудистой и центральной нервной системы, фебрильным судорогам, для которых характерны потеря сознания и конвульсии.

В этом случае врачи неотложки окажут первую помощь малышу и, скорее всего, будут настаивать на госпитализации.

2. При затрудненном дыхании. В такой ситуации организм ребенка не получает достаточного количества кислорода. Это могут быть временные симптомы, вызванные как дисфункцией органов дыхания, так и сбоями в сердечно-сосудистой системе — неспособностью сердца переработать нужное количество крови и обеспечить ее доставку к тканям и органам.

Если функция вовремя не восстанавливается, организму нечем компенсировать нехватку кислорода в тканях и клетках, наступает удушье, учащается сердцебиение, ребенок может потерять сознание.

Опасную симптоматику родитель уже не может контролировать, стоит вызвать «Скорую помощь» и воспользоваться госпитализацией для выявления причин аномального состояния, его диагностики и лечения.

3. При любых видах отравлений. Они могут быть пищевыми, медикаментозными, химическими, а также отравления газом или другими токсическими парами. Параллельно может случиться ожог слизистых — в этом случае поражаются и внутренние органы.

И зачастую бывает опасен именно скрытый характер течения таких повреждений, поскольку внешне они могут никак не проявлять себя.

Иммунная система ребенка развита слабо, а опасные вещества и токсины, которые проникают в организм вместе с парами или ядами, очень быстро распространяются, вывести их из организма очень трудно.

В стационаре проведут терапию, которая направлена на устранение причин интоксикации, выявление источника и места локализации опасных веществ в организме ребенка для их ликвидации. Пациенту назначат абсорбирующие средства, сделают промывание желудка при необходимости.

А вот отказ от госпитализации, даже если нет внешних сильных проявлений, может привести к тяжелым последствиям вплоть до летального исхода.

Только в стационарных условиях лечащий врач в зависимости от степени токсичности и угрозы жизни и здоровью ребенка может правильно диагностировать заболевание и назначить лечение с учетом всех особенностей детского организма.

  1. Травмы, ожоги, кровотечения, судороги. В этих случаях также очень рискованно подписывать отказ от осмотра и/или обследования в больнице.

Педиатр, который приезжает на вызов, должен принимать решение о тактике лечения больного ребенка в каждой ситуации индивидуально: оставить в стационаре, лечить амбулаторно на дому, госпитализировать или оказать экстренную догоспитальную медицинскую помощь немедленно.

Кроме того, даже если мама подпишет документ об отказе, врачи неотложки дадут рекомендации, как действовать в разных ситуациях в зависимости от состояния здоровья ребенка, выпишут препараты и, возможно, сделают внутримышечные инъекции, если возникнет необходимость снять симптомы или блокировать какие-либо опасные процессы в организме ребенка.

Комментирует Елена Борисовна Черкасова, педиатр сети клиник «Витбиомед+», врач высшей категории

Кто-то вызывает «Скорую» по незначительному поводу, кто-то не вызывает врача в случае серьезной болезни. Отчасти причина в том, что родители не знают, в каких случаях куда следует обращаться.

Нужно запомнить главное отличие: «Скорая помощь» — для экстренных ситуаций, угрожающих жизни, когда счет идет на минуты, неотложка — для сложных, но не угрожающих жизни ситуаций.

Время приезда кареты «Скорой помощи» регламентировано, норматив составляет максимум 20 минут, но в большинстве серьезных ситуаций «Скорая» приезжает за 7-10 минут.

Некоторые родители порой недооценивают серьезность ситуации и ждут участкового врача.

Бывали случаи, когда ребенка с тяжелейшей травмой после падения с высоты самостоятельно привозили в травмпункт, хотя транспортировка при таких травмах должна быть только в карете «Скорой помощи», иначе можно причинить дополнительные повреждения.

То же самое и в ситуации с обильной рвотой и температурой — у детей очень быстро наступает обезвоживание, часто восстановить водно-электролитный баланс самостоятельно бывает невозможно (например, при обильной рвоте, когда ребенок не может пить, и потери жидкости не компенсируются за счет питья), требуются капельницы, а обезвоживание угрожает жизни ребенка.

Неотложную помощь вызывают в серьезной, но не экстренной ситуации.

Если у ребенка наблюдается повышение температуры до 38 градусов, навязчивый кашель, но не приступообразного характера, не острые боли различной локализации, рвота, появление сыпи на теле, но сохранное состояние ребенка, то есть он адекватно реагирует на ваши вопросы, у него сохранен аппетит, то не стоит паниковать, следует обратиться в поликлинику и вызвать врача на дом.

Этот может быть участковый врач или неотложка.

Разница в том, что врач приходит в определенное время, отведенное на вызовы на дом, а неотложка ездит круглосуточно.

Неотложная помощь приезжает при не угрожающих жизни состояниях — время приезда неотложки регламентировано, период ожидания не более двух часов.

Shutterstock.com

Источник: https://letidor.ru/zdorove/4-situacii-kogda-nelzya-otkazyvatsya-ot-gospitalizacii-rebenka.htm

Отказ от госпитализации ребенка чем грозит 2019 год

Опасен ли отказ родителей от лечения детей в больнице

врач детской поликлиники лечит мою дочь уже более двух недель . она назначила сдать анализы мочи и крови. дочь сдала анализ мочи оказался плохой но лечение она не назначила. потом опять назначила анализ мочи и опять анализ плохой.

но теперь она упорно хочет положить ее в больницу на обследование .при этом она повела нас к главврачу и она сказала что если дочь не ляжет в больницу и если я ее заберу через два дня то меня лишат материнства.

при этом была какаято юрист поликлиники зав отд и участковый педиатр. по какому праву врач так себя ведет?

Здравствуйте, Александра.

Отказ от госпитализации, по закону — нарушение права ребенка на здоровье, то есть, жестокое с ним обращение и на этом основании органы опеки и попечительства могут инициировать дело о лишении родителя его прав.

Вам лучше предоставить врачам возможность контролировать состояние здоровья вашего ребенка, а вы тем временем можете направить жалобу глав.врачу поликлиники, либо в департамент здравоохранения, в суд.

Опасен ли отказ родителей от лечения детей в больнице

Есть две категории родителей, с которыми врачам работать особенно тяжело. Первые — это которые по любому чиху и легкому недомоганию настаивают на госпитализации детей в больницу, даже если врачи прибывшей скорой помощи не находят серьезных патологий и болезней.

Другая категория родителей — это те, что даже при тяжелых и угрожающих жизни состояниях, развивающихся у детей, настаивают на отказе от больницы, не осознавая всей меры ответственности и серьезности ситуации.

Чтобы быть объективными, нужно знать, когда показания к госпитализации расширяются или сужаются, и какие права имеют родители и врачи в этом вопросе.

Ложные показатели для отправки в больницу

Во многих случаях показания для госпитализации детей в больницу расширяются искусственно, иногда делается это необоснованно как самим врачом, так и сердобольными родственниками и родителями маленьких пациентов. При этом многие забывают о том, что дети всегда переживают стресс, пребывая даже в самом элитном стационаре.

Для любого ребенка больница — это страх уколов и неприятных процедур, горькие таблетки и вынужденная разлука с домом и близкими людьми. Поэтому все показания для помещения ребенка в больницу должны быть абсолютно оправданными.

У врачей поликлиники есть «негласный стандарт» для тех вызовов, которые представляют для них определенные сложности, особенно в условиях нехватки кадров или стажа работы специалиста и опыта. Нередко пребывание в больнице рекомендуется в таких случаях как возникновение любой температуры у младенцев до 3 месяцев или же любые признаки кишечной инфекции до трех лет.

Также врачи стараются отправить в больницу детей раннего возраста с малейшими подозрениями на пневмонию. Хотя в таких случаях и не всегда показана госпитализация, нередко склоняются именно к ней.

Нередко врач поступает таким образом, если у него нет никаких идей относительно диагноза или же состояние относительно тяжелое и дети требуют ежедневного наблюдения, динамики в симптомах нет. В этом случае он отправляет детей с родителями в стационар — пусть с ними разбираются именно там. К сожалению, подобная практика сегодня тоже не редкость.

:  Отказ оператора ошибка выполнения операции 1xbet 2020 год

Если приехала скорая помощь: поведение родных ребенка

Нередко прибывшая на вызов к детям скорая помощь не обнаруживает серьезных угроз здоровью и тем более жизни, но родители или родственники в силу гиперопеки и повышенной тревожности становятся инициаторами госпитализации.

В таких случаях, когда доводы врачей скорой помощи и воззвание к здравому смыслу бесполезны, врачам не остается ничего иного, как только доставить детей и родителей в приемный покой.

Естественно, понять можно и родителей — дети для них самое дорогое в жизни и заботы об их здоровье относится к основным из переживаний. Но стоит быть объективными, прислушиваясь к советам врачей.

Бывает и обратная ситуация, когда прибывшая скорая помощь недостаточна для оказания всех необходимых диагностических и лечебных процедур, и нужно продолжение терапии в стационаре.

При этом родители категорически отказываются от госпитализации, приводя порой совсем неразумные доводы: «дома стены лечат» и тому подобное.

В этих случаях медики из бригады скорой помощи должны полностью разъяснить все последствия отказа от стационара и возможные осложнения, которые ожидают детей, и взять с родителей письменный документ.

Решение всегда остается за родителями!

Какой бы ни была ситуация, по современному законодательству, решение о помещении ребенка в стационар всегда остается за родителями.

Даже если дети при смерти или состояние критическое, а родители категорически против больницы или проведения тех или иных манипуляций, у врачей связаны руки, они не имеют права на какие-либо действия, если подписан отказ от вмешательств.

Только если ситуация угрожает жизни, а родителей рядом не оказалось, а пока их отыщут, пройдет время, которое необходимо на оказание помощи, так как дети могут погибнуть, их везут в стационар без полученного согласия.

Родители должны осознавать всю меру ответственности за свои действия, когда они пишут отказ. Если станет хуже или возникнут осложнения, это будет полностью их вина. В этих случаях врач, который после уговоров все равно получил отказ от стационарного лечения, не виноват в ситуации, это нужно запомнить.

Зачем больница, если детей можно лечить дома?

При оценке ситуации врачи стараются быть максимально объективными в определении показаний для стационарного лечения. Они учитывают не только состояние детей, но и возможности родителей и многие иные факторы.

Так, дети помещаются в стационар, если есть риск распространения инфекции среди других людей и условия жизни этому сильно способствуют (много людей проживает в квартире, общежитии, временном жилье). Также они сразу могут оценить и способности родителей к педантичному и точному проведению лечения и манипуляций, а также оказанию помощи при ухудшении.

Нередко на дому невозможно провести детям весь курс внутривенных или внутримышечных инъекций, нет средств на необходимые лекарства и условий для процедур. Помимо чисто медицинских показаний, существенную роль играют и социальные.

Хронические болезни и вопрос о стационаре

Некоторые болезни, которые имеются у детей с рождения или которыми ребенок страдает не один год, могут требовать периодического стационарного лечения или реабилитации. Тогда решение о сроках госпитализации принимает врач.

Нередко в таких ситуациях родители знают о болезни ребенка даже больше, чем многие врачи, и могут отказываться от больницы, так как могут все процедуры выполнить дома самостоятельно.

Они понимают, что принципиально новых вмешательств или манипуляций стационар им не предложит и нередко подыскивают центры и клиники, где им окажут реальную помощь и научат новым методикам реабилитации при болезни.

В этих случаях позиция родителей вполне понятна и оправдана, они хорошо видят и оценивают динамику болезни и эффективность лечения в стационаре. Тогда врач учитывает и их мнение, а также приводит аргументы в свою пользу, и решение складывается уже по результатам соглашения между врачом и родителями.

:  Отказ эмитента в операции что это 2020 год

Пока все продолжают обсуждать закон, вводящий уголовное наказание за шлепки и подзатыльники, без всякого шума принят новый федеральный закон — о сокращении срока судебного разбирательства в случаях, когда родители отказываются от лечения ребенка

Это поправки в Кодекс Административного судопроизводства №223 «О внесении изменений в Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации» были приняты 28 июня и уже подписаны президентом России.

В нем говорится о том, что поправки «направлены на защиту несовершеннолетних и лиц, признанных в установленном порядке недееспособными, в случае отказа их законных представителей от медицинского вмешательства, необходимого для спасения жизни».

Теперь медики, незамедлительно известив органы опеки, могут направлять в суд свои иски в случае, когда видят опасность жизни и здоровью ребенка, а родители при этом бездействуют.

Вызывает опасения не сам закон, который по сути имеет право на существование. Вызывает обоснованные опасения то, как его будут применять недалекие и субъективные врачи и сотрудники опеки. Почему обоснованные? Потому что уже сегодня есть много сигналов о том, как еще до принятия закона порой ведут себя врачи и другие представители «детозащиты».

Маргарита, мать 4-летнего Демьяна, Санкт-Петербург, рассказывает:

«У сына случился приступ хронического заболевания. Я знаю, как его снимать, потому что это не первый раз. Все препараты у меня на готове. Но на всякий случай, для подстраховки, я вызвала «Скорую». Когда «Скорая» приехала, приступ уже прошел, и уставший сын уже заснул.

Врач пришла, я все рассказала и попросила его не будить, чтобы он отдохнул. Врач стала настаивать, чтобы его разбудить и увезти в больницу. Я не соглашалась. Тогда она сказала:»Я вызываю полицию и органы опеки, ребенка отбираем». Мне стоило большого труда убедить ее это не делать. Как быть дальше, не знаю.

Неужели теперь нельзя вызывать «Скорую»?

Какие случаи могут подпадать под действие нового закона? Что именно врачи, прошедшие особое инструктирование, будут считать «угрозой жизни»?

Например, у ребенка высокая температура, а родители ему не вызвали врача, потому что знают, что он вчера промочил ночи, простудился, и знают, как это лечить?

Недовес ребенка или перевес? Может, нарушают его права и не докармливают или перекармливают?

Или родители сами лечат ребенка, потому что знают, что ему помогает, а что нет и не посещают с ним врача при наличии у ребенка некого заболевания?

Или родители, понимая состояние ребенка, отказываются от госпитализации ребенка, когда врач предлагает поехать в больницу?

Или родители лечат по-своему, отказываясь от схемы лечения, предложенной врачом, потому что хотят оградить ребенка от сильных побочных последствий?

Или родители лечат ребенка гомеопатией либо по старинке в рамках медицины, не соответствующей проплаченным стандартам фармкомпаниями схемам Минздрава, но опробованной веками?

Сколько уже сейчас известно случаев, которые даже трудно назвать перегибами, когда отказ родителей от прививок, часто обоснованный, рассматривается как угроза жизни ребенка, хотя все знают, что профилактические прививки — добровольное дело родителей.

Вот только три примера того, как представители как опеки, так и медицины, не имея даже малейшего желания общаться с родителями по-доброму, по-человечески, конструктивно, предпочитают гестаповские методы:

:  Заявление на отказ от госпитализации 2020 год

Младенца из-за прививок изъяли с применением электрошокера

Детей отобрали за чесотку

Эти три случая, а их множество, демонстрируют широту трактовки, что врачи могут считать «опасностью для жизни».

Безусловно, не стоит впадать в катакомбное мышление и надо признать, что бывают случаи, когда мнение врача принципиально важно, и родители действительно могут не распознать серьезное заболевание, ведь важно не упустить критическое состояние ребенка. Я лично знаю случай, как мать-натуропатка лечила своего месячного малыша «травками» до тех пор, пока он не умер. К врачу она не обращалась, а у ребенка оказалась пневмония в тяжелой форме.

Но таких случаев крайне мало, это микропроценты, не влияющие в целом на ситуацию. Детей в авариях и на дорогах гибнет несравнимо больше, однако никто не запрещает езду

Но закон по-прежнему не предлагает критериев, что можно считать опасностью для жизни.

«Если сейчас мать, считающая, что разбирается в медицине лучше врачей, может два месяца лечить пневмонию с дыхательной недостаточностью у своего ребенка заячьим пометом, то теперь у нее в течении суток дитя изымут и спасут», — так объясняет суть закона на сайте «Милосердие» иеромонах Феодорит (Сеньчуков), врач-реаниматолог.

И вот самое главное. По новому закону иски врачей в таких случаях суд будет рассматривать в ускоренном порядке — в срок от 1 до 5 дней: ребенок будет признан нуждающимся в защите государства, родителей экстренно ограничат в правах, накажут по 5.35 КоАП и далее по списку.

Ведь каждому понятно, что за 1-5 дней никто из родителей не успеет собрать доказательства даже в тех случаях, когда лечение и наблюдение ребенка проводилось родителями надлежащим образом. А презумпция невиновности родителей автоматически данным законом отменяется. Ну естественно — в целях защиты прав ребенка.

Можно ожидать, что после принятия закона последуют внутриведомственные инструкции для медперсонала, персонала школ и детсадов.

Однако очевидно, что по-прежнему продолжится игра «втёмную»: родители так и не узнают, в каких случаях их ребенка неожиданно могут признать «нуждающим в помощи государства» из-за состояния здоровья их ребенка, а когда нет, все — на усмотрение врача, учителя, опеки, суда.

Становится еще актуальнее вопрос Насти Терновской, мамы, у которой по подозрению угрозы жизни и здоровью изъяли 5-летнего сына: «Скажите, где написано, прямо по пунктам, что я должна делать, чтобы считаться хорошей матерью? Покажите! Есть такой список? Почему мне вдруг говорят, что я — плохая мать, что я что-то не выполняю, и я теперь должна доказывать обратное?»

В связи с принятием данного закона также хочется напомнить, о том, что не был случаен последний Съезд уполномоченных по правам детей РФ. Он был посвящен именно защите прав несовершеннолетних пациентов.

Одним из докладов на Съезде был доклад Лазуренко Светланы Борисовны, заведующей лабораторией специальной психологии и коррекционного обучения ФАГУ «Научный центр здоровья детей» Минздрава РФ.

»

Источник: https://beab.ru/otkaz/otkaz-ot-gospitalizacii-rebenka-chem-grozit-2019-god.html

Устрашающая переспектива. Или чем грозит отказ от госпитализации ребёнка?

Опасен ли отказ родителей от лечения детей в больнице

Милые мамы советую ознакомиться с возможными вариантами выемки детей из семьи. Потому что забирают быстро, а вот вернуть обратно собственного ребёнка сложно!

Отказ от госпитализации ребенка чем грозит?

При подаче заявления об отказе от лечения родитель или законный представитель ребенка приобретает полную ответственность за будущее состояние здоровья пациента.

Медицинская организация вправе обратиться в суд по факту противоправного лишения гражданина необходимой врачебной помощи по решению третьего лица, если сложившаяся ситуация несет опасность для здоровья проходящего лечение.

В результате к принявшему ответственность родителю может быть применено решение о лишении прав на воспитание ребенка и, при особенно серьезных последствиях, об уголовном наказании.

На днях столкнулась вот с какой ситуацией: У моей знакомой сыну 7 лет, неожиданно в выходной день, он начал плакать и жаловаться на острую боль в глазу. Вызвали скорую, привезли в стационар, где дежурный врач поставил (совсем не офтальмолог) ужасающий диагноз и стал настаивать на госпитализации.

Мама отказалась, после чего врач её предупредил, что будет вынужден обратить в органы опеки. При этом надо сказать, что семья достаточно обеспеченная (свой бизнес), успешные родители и ребёнок домашний, никогда и ни где один не оставался (даже спит вместе с родителями). Врач дал рекомендации какие исследования провести, что они быстро сделали благо деньги позволяют.

Записались ко всем нужным врачам, чтоб поставленный диагноз снять. И у сынишки боли прошли.

Но звонок от органов опеки родителям, всё – таки поступил. Где говорилось что нужно проверить жилищные условия в которых живёт ребёнок. Правда о времени посещения никак договориться не могут. Первый раз их прождали целый день, но увы так никто и не пришёл.

Медицинский диагноз сняли. Оказалось просто неожиданно загнулись ресницы, тем самым доставив дискомфорт и испуг мальчишке, а вот головной боли родителям “вагон и маленькая тележка.” Остаётся надеяться, что этот случай не выйдет им боком.

ФЗ-223 «О внесении изменений в Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации». Документ размещён на официальном портале правовой информации. Он защищает права несовершеннолетних пациентов в случае отказа родителей от медицинского вмешательства, необходимого для спасения жизни.

Разбирательство, согласно законопроекту, должно проходить при участии прокурора и представителя органа опеки и попечительства, а решение должно быть оглашено в день разбирательства. К процессам суды смогут привлекать и самих пациентов, в отношении которых решается вопрос о медицинском вмешательстве, в том случае, если этому не препятствует состояние их здоровья.

Принятый закон еще далек от идеала, но уже способен облегчить врачам работу с теми родителями, которые в силу разных причин – религиозных убеждений, социального неблагополучия, особенностей характера и многого другого – вместо того, чтобы заниматься лечением своего ребенка, создают ненужные трудности, а порой и угрозу жизни ребенку, отказываясь от госпитализации и лечения.

«За рубежом такой опыт есть: родителей могут лишить родительских прав, забрать ребенка, вылечить его, а потом после окончания лечения вернуть в семью.

Опека никогда не приходит ни с того ни с сего. Никаких рейдов по квартирам они не производят. Визит опеки, как правило, следует после какой-то жалобы — например, от врача в поликлинике или от учителя.

Еще с советских времен есть порядок: если врачи видят у ребенка травмы и подозревают, что тот мог получить их в результате каких-то преступных действий, он обязан сообщить в органы опеки.

Или, например, ребенок приносит в школу вшей, это всем надоедает, и школа начинает звонить в опеку, чтоб они приняли там какие-то меры — либо чтобы ребенок перестал ходить в эту школу, либо там родителей научили мыть ему голову. И опека обязана на каждый такой сигнал как-то прореагировать.

Формально никаких вариантов, четких инструкций, как реагировать на тот или иной сигнал, нет. В законе не прописаны механизмы, по которым они должны действовать в ситуациях разной степени сложности. Сейчас на практике заложен только один вариант реакции: «выход в семью».

О своем визите опека обычно предупреждает — им ведь нет резона приходить, если дома никого нет, и тратить на это свой рабочий день. Но бывает, что не предупреждают. Например, если у них нет контактов семьи. Или просто не посчитали нужным. Или есть подозрение, что преступление совершается прямо сейчас. Тогда выходят, конечно, с полицией.

Поведение сотрудников опеки в семье никак не регламентировано — у них нет правил, как, например, коммуницировать с людьми, надо ли здороваться, представляться, вежливо себя вести.

Нигде не прописано, имеет ли сотрудник право, войдя в чужой дом, лезть в холодильник и проверять, какие там продукты.

С какого такого перепугу, собственно говоря, люди это будут делать? Тем более что холодильник точно не является источником чего бы то ни было, что можно назвать угрозой жизни и здоровью.

Почему это происходит и при чем тут холодильник? Представьте себя на месте этих сотрудников. У вас написано, что вы должны на глазок определить непосредственную угрозу жизни и здоровью ребенка.

Вы не обучались специально работе с определением насилия, не знаток детско-родительских отношений, социальной работы в семье в кризисе, определения зоны рисков развития ребенка. И обычно для решения всех этих задач уж точно нужен не один визит, а намного больше времени.

 Вы обычная женщина с педагогическим в лучшем случае — или юридическим образованием. Вот вы вошли в квартиру. Вы должны каким-то образом за один получасовой (в среднем) визит понять, есть ли непосредственная угроза жизни и здоровью ребенка или нет.

Понятно, что вряд ли в тот момент, когда вы туда вошли, кто-то будет лупить ребенка сковородкой по голове или его насиловать прямо при вас. Понятно, что вы на самом деле не можете определить вообще никакой угрозы по тому, что вы видите, впервые войдя в дом.

У вас нет обязательств привести специалиста, который проведет психолого-педагогическую экспертизу, поговорит с ребенком, с родителями, понаблюдает за коммуникацией, ничего этого у вас нет и времени на это тоже. Вам нужно каким-то образом принять правильное решение очень быстро.

Странный конечно закон, и наверное на благо всем нам. Но у нас то всё, как всегда через одно место. Просто вот интересно посмотреть, кто придумывает и предлагает подобные законы. Такое ощущение, что у нас тысячи мамочек, которым наплевать на собственное дитя.

А вот во дворе у нас живёт семья к которой не мешало бы прийти органам опеки, но увы не идут. Смотрю на ребёнка и так хочется позвонить куда следует…

Счастья всем и благополучия.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5af3e140c3321b9f0ebd47be/5b0c2a8dd7bf21e34bb15324

WikiMedikKonsult.Ru
Добавить комментарий